ВИЛЛА АБАМЕЛЕК. ВОЗВРАЩЕНИЕ РУССКОГО КНЯЗЯ: виллы Колле Оппио, Пинчо и Абамелек-Лазаревых – это центр Рима, но откуда здесь имена русских аристократов
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ВИЛЛА АБАМЕЛЕК.
ВОЗВРАЩЕНИЕ РУССКОГО КНЯЗЯ


 

ФРЕД ИСКЕНДЕРОВ


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

Семен Семенович Абамелек-Лазарев Виллы Колле Оппио, Пинчо, Боргезе, Дориа-Памфили и Абамелек-Лазаревых – все это так называемый «зеленый пояс» Рима. Но как в этот итальянский перечень имений в самом центре Рима попали имена русских аристократов? Что привело их самих в этот древний город – город Ромула и Рема? И почему в Италии до сих пор с почтением и уважением произносят фамилию русских меценатов-промышленников, писателей, поэтов и художников?

Вопросов множество, а ответ – один. Российско-итальянские связи, о прочности и многообразии которых много говорят и пишут сегодня, выстраивали и крепили вполне конкретные люди. Возможно, они даже не ставили перед собой уж очень сложных задач «государственного» масштаба. Приехав из России, они просто полюбили Италию, полюбили живущий здесь народ. И постарались оставить о себе добрую память. Они не искали ни славы, ни почета. Все это пришло со временем, когда страна, ставшая для них второй родиной, по достоинству оценила их дела и заслуги. Теперь их имена навечно вписаны в историю российско-итальянских отношений.

 

Вилла Абамелек, являющаяся официальной резиденцией посла России в Италии, носит имя своего последнего владельца – русского князя Семена Семеновича Абамелек-Лазарева. Это типичное городское поместье, которых сохранилось не так уж много в столицах европейских стран. Особенно если учитывать немалые размеры его площади – около 33,8 гектаров. При этом расположено оно в самом центре Рима, за холмом Джаниколо, рядом со знаменитой виллой XVI века Дория Памфили.

Под виллой Абамелек (об этом знают даже не все искусствоведы) в туннеле проходит железнодорожная ветка длиной 700 метров, соединяющая с 1932 года Ватикан с сетью дорог Италии, поскольку понтифик – ближайший сосед обитателей Абамелек. А у холма, на котором стоит вилла, своя история. В древнем Риме на этом месте было кладбище гладиаторов, погибших на арене цирка Нерона. Во время археологических раскопок на вилле было найдено несколько могильных камней с латинскими надписями: «Corpus custodes Nerone».

В средние века этот живописный уголок за Тибром облюбовала римская знать, которая строила здесь свои загородные резиденции. Здесь были виноградники и огороды, а сама земля принадлежала нескольким владельцам. Князь скупил участки и создал в этой части Рима роскошный архитектурно-парковый ансамбль. На вилле Абамелек-Лазарев расположил свою богатую коллекцию: картины, гобелены, античные мозаики, античный мрамор, резьба по дереву. Перепланированный парк засадил красивыми деревьями и кустами, украсил античными скульптурами, мраморными ваннами из древнеримских терм, фонтанами и амфорами.

Как отметили выше, вилла находится в центре Рима, рядом с Ватиканом, главным символом которого является Собор Святого Петра. Похоже, восхищенный удивительной панорамой, открывающейся со стороны поместья на Собор Святого Петра – с его величественным куполом в исполнении Микеланджело (XVI век), и видом на древний Рим – со стороны центральной аллеи, князь Абамелек-Лазарев выкупил виллу в начале ХХ века (а по некоторым данным – в конце XIX) и дал ей свое имя.

Надо заметить, что в родовом древе князя сплелись ветви многих знаменитых семей России, Грузии и Армении. По линии отца Семен Семенович был из Абамелеков, которые состояли в родстве с грузинским царским родом Багратиони. В Россию Абамелеки перебрались на рубеже XVII-XIX веков после присоединении Грузии к России. Возможно, они даже сопровождали последнего грузинского царя Георгия XII. Екатерина II пожаловала им дворянство и герб.

Со стороны матери Семен Семенович связан со старинным армянским родом Лазаревых, которые переселились в Россию в 1747 году из Персии. Лазарь Лазарев был поставщиком шелковых тканей во дворец Екатерины II. В Зимнем и Таврическом дворцах стены некоторых залов обиты шелками, сделанными на его мануфактуре. В 1814-15 годах семья Лазаревых способствовала основанию в Москве Института восточных языков, который они долгие годы патронировали.

Знатный молодой человек Семен Абамелек-Лазарев получил блестящее образование; он окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского Университета и с легкостью защитил диссертацию. Впоследствии он стал почетным Попечителем Лазаревского Института восточных языков, и одновременно имел высокий придворный чин шталмейстера, правда, полученный в большей степени по наследству.

Помимо этого Абамелек-Лазарев был по тем временам неслыханно богат. Крупный горнозаводчик и помещик, ему только на 3ападном Урале принадлежали Кизеловский, Полазнинский, Чермозский металлургические заводы, Кизеловские и Луньевские каменноугольные копи, да еще соляные промыслы в Усолье, а также золотые и платиновые прииски.

Однако фортуне и этого было мало. Видимо, она решила со всей возможной щедростью одарить Семена Семеновича. Молодой князь к тому же был талантлив, увлекался литературой, искусством и археологией, мечтал о научной карьере. Окончив университет, в 1881 году он вместе с художником В.Д. Поленовым и профессором искусств Петербургского Университета А.В. Праховым совершил путешествие по странам Средиземноморья. В 1882 году, во время поездки в Сирию, князь сделал крупное археологическое открытие. На раскопках в некогда цветущей Пальмире он нашел каменную плиту с надписью на греческом и арамейском языках – это был таможенный тариф 137 года, с помощью которого затем был расшифрован древний арамейский язык. А сама находка Абамелека-Лазарева стал крупнейшим вкладом в науку, что редко выпадает на долю начинающему ориенталисту.

В 1885-м князь Абамелек-Лазарев вновь выезжает в восточное Средиземноморье. В маршрут входил и Рим. Скорее всего, именно тогда он пленился той виллой, в которой сегодня из всех построек сохранились дворец «Бельведере», где располагается резиденция посла, представительское помещение, больше известное под именем «Дворец муз», «Охотничий домик» в мавританском стиле, бывшие конюшни и флигель, носящий название «домик Гарибальди».

Конечно, наиболее интересен дворец «Бельведере». Возраст его насчитывает несколько веков. Во всяком случае, здание было известно уже в 1655 году как вилла Торри, затем оно было приобретено кардиналом Феронио Феррони, который и перестроил его по проекту знаменитого флорентийского архитектора Алессандро Галилеи (1691-1736), автора фасада всемирно известного римского Собора Сан Джованни ин Латерано.

Вилла Феррони была уже обозначена на карте Рима, составленной историком Нолли в 1748 году. В течение последующих лет она сменила немало владельцев: герцог Джованни Торлония, графиня Тереза Марескотти, кавалер Винченцо Валентини, графиня Эмилия Жиро, аристократы Андреа Дориа Памфили, Беттино Рикасоли и, наконец, русский князь Абамелек-Лазарев.

Князь с увлечением взялся за реставрацию уникальных построек. Благодаря помощи талантливого архитектора Винченцо Моральди он смог сохранить и отчасти восстановить то, что осталось после разрушений, произошедших во время войны 1849 года, когда пострадали почти все здания на холме Джаниколо. Тогда Ватикан пригласил французские войска для борьбы со сторонниками объединения Италии. На вилле некоторое время квартировали французские солдаты. Их сменили сподвижники Джузеппе Гарибальди. По неподтвержденным данным, во флигеле как раз и был расположен его штаб.

Семен Семенович был женат на дочери князя Павла Демидова и княгини Елены Трубецкой – Марии Павловне Демидовой, унаследовавшей от родителей титул княгини Сан-Донато. Мария Павловна – красивая, умная и образованная – была к тому же прекрасной балериной. Именно для нее Абамелек решил восстановить полуразрушенный дом, второй по значимости на вилле, и назвал его «Дворцом муз».

Основой здания является крепость, построенная еще в XVI веке. Как и все подобные сооружения той эпохи, она имела наверху сторожевую башню, носившую название «башня Дракона». В старинных документах указывается, что вода была подведена к этому зданию во второй половине XVI века из античного акведука «Аква Паола», который снабжает ею и соседний Ватикан.

В середине XIX века, когда вилла принадлежала графине Эмилии Жиро, та пристроила к башне помещение для проведения карнавальных балов и благотворительных концертов. В 1868 году очередные владельцы виллы братья Ловатти отреставрировали башню, о чем и сообщили в надписи, сделанной на мраморном бордюре. После приобретения виллы князь Абамелек окончательно отделал это здание, а главное – расширил маленький театр. В сущности, он построил новое прекрасное помещение для балов и приемов. Автором проекта был архитектор все тот же Винченцо Моральди.

Залы, по распоряжению князя, были украшены резными потолками, плафонами с живописью, люстрами из роскошного венецианского стекла «мурано». Строители поставили и колонны из редчайших пород мрамора. Здесь же были выставлены некоторые экспонаты из богатой коллекции Семена Абамелека-Лазарева: фламандские гобелены XVI-XVII веков, бюсты римских императоров, мраморная статуя Венеры, создание которой датируют III веком нашей эры.

Интерьеры дворца являются сами по себе произведениями искусства. В них гармонично соединены живопись, скульптура, предметы прикладного искусства. В одном из небольших залов стоит скульптура Аполлона, которую относят к XVI веку. Но интереснее статуи ее пьедестал. Это часть уникальной древнеримской монолитной колонны. Она была изготовлена из редчайшего африканского черного мрамора, с вкраплениями красных и зеленых тонов. Нашли ее во время раскопок в середине XIX века.

Первоначально эту колонну использовали в качестве пьедестала для статуи Святого Петра в Ватикане. Но с годами она дала трещину, и монумент был снят. Нижняя часть колонны и была куплена князем.

Среди произведений живописи следует особо отметить «Купание Дианы» венецианского художника XVI века Пьетро Либери и «Милость Святой Елизаветы» Бартоломео Скедони (1578-1618). Были в собрании князя и работы других известных мастеров. Очевидцы рассказывают, что его коллекция антиквариата и произведений искусства была настолько богата и разнообразна, что смогла бы украсить любой музей мира.

В своем роскошном дворце Семен Семенович устраивал приемы, балы, вечера классического танца, на которых часто выступала и княгиня Мария Павловна. На эти спектакли обычно съезжалась вся римская знать. Бывали на вилле даже члены российской императорской семьи.

Резиденция князя стала одним из центров русской культуры в Риме. Особая дружба связывала чету Абамелеков с Татьяной Сухотиной-Толстой, любимой дочерью Льва Николаевича. Их взаимная симпатия зародилась еще в Тульской губернии, поскольку имение Абамелека-Лазарева находилось рядом с Ясной Поляной. Князь был лично знаком с Львом Николаевичем и часто бывал у него дома. Сохранились две фотографии 1884-го и 1888-го годов «Толстой в кругу семьи», сделанные Семеном Семеновичем Абамелеком-Лазаревым.

Супруги Абамелеки проводили в Риме осенне-зимний сезон, а с приходом летней жары переезжали в предгорье Апеннин под Флоренцию, на свою виллу в Пратолино, у которой своя не менее интересная история, связанная с фамилией уральских горнозаводчиков Демидовых.

16 сентября 1916 года князь Семен Семенович Абамелек-Лазарев скоропостижно ушел из жизни. Похоронили его в семейной усыпальнице Лазаревых на армянском Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге, а в храме на вилле под Флоренцией Мария Павловна приказала рядом с мраморной надгробной доской своего отца Павла Демидова вмуровать в стену барельеф с изображением профиля мужа. После смерти князя Мария Павловна, в соответствии с завещанием, получила виллу Абамелек в пожизненное пользование.

По этому же завещанию после ее смерти вилла Абамелек должна была перейти в собственность Российской Императорской Академии художеств с целью организации на ней пансиона для художников и скульпторов, как продолжение традиций, сложившихся при жизни князя.

Следующий пункт завещания гласил: «Если Академия художеств отказывается от виллы, то вилла должна перейти Российской Академии наук, с тем, чтобы на вилле был организован исторический институт, который бы носил имя Абамелека-Лазарева». В случае, если бы Академия наук тоже отказалась от виллы, то виллу надлежало продать, а деньги передать «дворянству Тульской губернии на врачебно-санитарные нужды».

В завещании указывалось: «Вилла должна носить название «Вилла Абамелек», деревья и кусты не вырубаться, парк не застраиваться, предметы изобразительного искусства и древности храниться в целости и не увозиться с виллы. А земля, принадлежавшая имению, не должна отдаваться внаем».

Советское правительство неукоснительно соблюдало требования Абамелек-Лазарева. Вилла поддерживается в прекрасном состоянии, а в парке регулярно подсаживают новые деревья на смену гибнущим, что позволяет сохранить неизменным его первоначальный облик.

Похоронив мужа, Мария Павловна продолжала какое-то время поддерживать порядок, заведенный при его жизни, занималась реставрационными работами, но потом переехала на свою родовую виллу в Пратолино под Флоренцией. Кстати, она была создана по замыслу Франческо I Медичи в XVI веке и справедливо считается одним из чудес света.

Мария Павловна жила на своей флорентийской вилле еще долгое время, почти 40 лет. Она вложила много сил и средств в сохранение этого уникального памятника истории и культуры. Кстати, не забудут ее флорентийцы и еще по одной причине. В Палатинской галерее флорентийского дворца Питти теперь висит ее подарок – парадный портрет А.Н. Демидова кисти Карла Брюллова. Этих людей связывало очень многое. Именно Анатолий Демидов заказал молодому, никому тогда не известному Карлу Брюллову полотно «Последний день Помпеи», с которого и началась его всемирная слава живописца. В галерее брюлловскому портрету Анатолия Демидова отведен специальный зал. Тут же экспонируются и другие произведения из демидовского собрания. «Демидовский зал» украшают также несколько предметов мебели, в том числе великолепный малахитовый стол и два кресла.

А помимо этого Мария Павловна в 1922 году в память о своей матери построила музыкальный павильон – Согро musicale, где устраивались публичные концерты. В 1935 году, чтобы отдать должное памяти мужа, княгиня основала Национальный дом для тяжелобольных участников первой мировой войны. Спустя еще четыре года в предместье Пратолино она арендовала жилье для бедняков, оставшихся без крова.

Что же, сегодня можно смело сказать, что Италия должна быть благодарна усилиям семей Демидовых и Абамелек-Лазаревых. Да так оно и есть: именем Николая Демидова, который был русским посланником во Флоренции, названа одна из ее площадей. На ней установлен памятник Н.Н. Демидову, устроившему в городе художественный музей, картинную галерею, дом для призрения престарелых и сирот. Другой представитель династии, сын учредителя Демидовской премии, Павел Павлович за филантропическую деятельность в Италии был награжден орденом «Итальянской короны», получил золотую медаль от жителей Флоренции, которые избрали его почетным гражданином своего города. Здесь он открыл школы, приюты, дешевые столовые для рабочих.

Мария Павловна умерла в 1955 году, не оставив наследников. Похоронена она на своей вилле в Пратолино рядом с храмом, построенным Бернардо Буонталенти в 1580 году. На могиле стоит мраморное надгробие, и до сих пор люди приносят сюда цветы, вспоминая хозяйку и ее добрые деяния.

Но вернемся к вилле Абамелек. Князь был, безусловно, благороден, однако юридически недальновиден. Завещание его было признано недействительным, ибо итальянское законодательство не предусматривает двойного наследия. И Советская Россия не вступила во владение виллой Абамелек, так же как потеряла виллу Демидовых, которая теперь является собственностью провинции Флоренции.

С 1923 по 1941 год, то есть почти два десятилетия, Народный комиссариат иностранных дел СССР безуспешно вел судебный процесс, пытаясь отстоять право наследства советской стороной. Но поскольку речь шла о советских организациях, т.е. совсем других, чем те, о которых говорилось в завещании, гражданский суд в Риме решением от 13 апреля 1929 года и 27 апреля 1936 года объявили М.П. Демидову единственной наследницей виллы.

За год до окончания второй мировой войны, по ордеру военных властей Союзной Контрольной Комиссии на вилле Абамелек разместились Клуб советских офицеров и Советское Представительство при Контрольной комиссии держав-победительниц. И нашелся человек, который здесь вспомнил, что вилла по завещанию князя должна перейти России. Это обстоятельство имело немалое значение при определении окончательной судьбы виллы: в 1946 году итальянские власти конфисковали виллу у вдовы Абамелек-Лазарева королевским декретом с обещанием выплатить компенсацию ее стоимости. Основанием послужило то, что Мария Павловна не жила на вилле и та приходила в запустение. В следующем, 1947 году, уже правительственным декретом, – Италия успела за это время превратиться из королевства в республику, – вилла была передана Правительству Советского Союза. Только благодаря усилиям советских дипломатов, а также помощи Пальмиро Тольятти, тогдашний министр юстиции Италии, вилла перешла в собственность СССР.

После конфискации виллы Мария Павловна прожила еще 9 лет. Незадолго до смерти в 1955 году она приезжала в Рим, посетила виллу Абамелек и осталась довольна: вилла была приведена в порядок, а профилактические реставрационные работы ведутся до сих пор. Прежде недоступная для посещения, вилла Абамелек известна теперь всему Риму; на ней устраиваются концерты, проводятся выставки работ российских художников.

Выполняя пожелания князя, советское правительство предоставило право Академии художеств СССР пользоваться одной из построек виллы. В «Домике Гарибальди» останавливаются художники, скульпторы, деятели искусства, приезжающие в столицу Италии, чтобы провести выставки, конференции и другие мероприятия.

Однако в самое ближайшее время привычный вид виллы должен несколько измениться и на ее территории появится Собор Святой Великомученицы Екатерины. Это совместная инициатива российского правительства и Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Не возражал и Ватикан, который, по-видимому, рассматривает свой жест как первый шаг к налаживанию нормальных отношений с православной церковью. Таким образом, в цитадели католицизма появится уже второй православный храм. Ведь есть еще посольская домовая церковь Святого Николая Чудотворца на улице Палестро.

Сможет ли новый собор в еще большей степени усилить очарование виллы Абамелек-Лазаревых? На этот вопрос, пожалуй, сегодня не смогут ответить ни архитектор, проектирующий храм, ни его будущие строители. Во многом это дело удачи и озарения. Да и двигали «инициаторами» не столько заботы о прекрасном, сколько желание решить чисто политические задачи. Но к чему гадать. Время покажет. Оно – лучший судья. Пока же все, кто посещает виллу, с благодарностью вспоминает имя ее устроителя – Семена Семеновича Абамелека-Лазарева.

Надо признать, что более логично поступили представители армянской диаспоры в Риме. На добровольно собранные средства они установили на вилле памятник князю, который так много сделал для развития российско-итальянских отношений. Автор скульптуры – Мартын Какосян. Словно спустя 80 с лишним лет после своей кончины промышленник и меценат, исследователь и аристократ Семен Семенович Абамелек-Лазарев вновь вернулся на свою любимую виллу.

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.