Смертная казнь в России: КАЗНИТЬ, НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ! Правовая дискуссия федерального журнала СЕНАТОР на тему БЫТЬ или НЕ БЫТЬ СМЕРТНОЙ КАЗНИ В РОССИИ?
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

СМЕРТНАЯ КАЗНЬ В РОССИИ:
КАЗНИТЬ, НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ!


 

 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

«Я ненавижу смертную казнь, но я, как гражданин США, говорю, что
это необходимый инструмент для предотвращения дальнейших убийств»».

Гарри БЕККЕР – лауреат Нобелевской премии
(США).

Михаил БОБИЧЕНКО

Михаил БОБИЧЕНКО - BOBICHENKO

В конце февраля одна из столичных газет напечатала статью, которая, по всей вероятности, не планировалась как «гвоздь» номера и была помещена на последних страницах выпуска. Но это не помешало многим комментаторам радиостанций и телеканалов обратить свое внимание к этому материалу в обзорах прессы, ибо тема репортажа заслуживала того, чтобы о ней также заговорили и во многих теле- и радиопередачах.

Вот выдержка из этого материала: «…Они сколачивают ансамбли, учатся в университетах, сочиняют пьесы, режут по дереву. Радость общения им заменяют телевизор, DVD и игровые приставки. «Бессрочники» умудряются накопить на лицевом счету приличные суммы.

В марте 1994 года на Огненный (это остров на озере под Вологдой – автор), где располагалась колония особого режима, прибыл первый этап «смертников», для кого «вышку» заменили пожизненным заключением. Ныне здесь 178 заключенных, на чьем счету 480 загубленных душ. И все они, хотя и молят Всевышнего и просят его о смерти, до последнего цепляются за жизнь».
 

Следует отметить, что «зеки-смертники» получают деньги в результате переписки с представителями религиозных организаций разных конфессий, которые взывают о милосердии и помощи к бедным узникам. Особенно щедры «православные кришнаиты». Деньги идут на обновление видеотехники в камерах, хотя особо ретивые «плакальщики» по доходам обгоняют сотрудников самой колонии, которые надзирают узников-смертников. В репортаже говорится ещё и о том, что «зеки» на своем острове распахивают огороды, пекут хлеб, собирают грибы. Им разрешают даже свидания с родственниками, хотя все они монстры в человечьем обличье, но других людей в нашей стране не приговаривают к исключительной мере наказания.

Этот репортаж имеет созерцательный характер: автор добросовестно излагает все, что услышал от сотрудников колонии и её законных обитателей. Но сам репортаж наводит на философские обобщения.

Как известно, тема – быть или не быть смертной казни? – в нашей стране дебатируется с завидным постоянством. Даже за день до выхода этой столичной газеты с этим материалом на НТВ уже в который раз «К барьеру» встали сторонники и противники «смертной казни». Сторону последних защищал со всем своим профессиональным красноречием известный адвокат, советник Президента России, почетный член «Клуба знатоков» Михаил Барщевский. И потерпел сокрушительное поражение: телезрители с трехкратным перевесом отдали свои голоса в поддержку «за» смертной казни. Даже большинство «присяжных» интеллигентов в конце передачи взяли-таки сторону народа, вняв «убийственным» доводам ведущего программы Владимира Соловьева. Барщевскому он задал несколько вопросов: «Если бы сейчас судили Гитлера, его тоже надо было оставить в живых?» или «Почему родители детей, погубленных маньяком, должны отдавать часть своих налогов на пожизненное содержание его в тюрьме?..»

Спрашивается: почему наш народ с таким упорством стоит за смертную казнь вопреки «продвинутым интеллигентам» типа упомянутого господина? Видимо потому, что массы инстинктивно чувствуют то, что не могут понять умом наши сытые гуманитарии! Ведь народ может ошибиться в выборе политика, но он не может ошибаться в фундаментальных вопросах бытия, которое родились вместе с самим человечеством. Поэтому народ рассуждает просто: если «бешеных собак» надо отстреливать (или усыплять), значит, так и тому быть. Ну, а пока давайте разберемся – что же чувствует подавляющая масса людей, озабоченных судьбой будущих поколений, и о чем они думают?

 

ГЕН ЖЕСТОКОСТИ

Вы знаете, что представляет собой эта зона, напичканная зверьем? Да, да, зверьем, человекоподобным зверьем!..

По существующей судебной практике, к исключительной мере наказания приговаривают самых отъявленных мерзавцев, а убийцам собственных матерей или отцов дают 10-15 лет. Так вот, этого скопища зверья можно приравнять к огромному… складу бактериологического оружия. Не дай Бог, если по какой-то причине узники разбегутся, то последствия будут самыми страшными. Причины побега могут быть разные: природный катаклизм, разрушающий стены; нападение террористов; тюремный бунт, да и мало ли что. Даже если переловят их за две недели, то все равно столько душ они успеют загубить и стольких женщин оплодотворят с «голодухи»! Терять-то нечего. А вот потом появятся на свет новые монстры, ведь уже доказано о существовании гена жестокости.

И еще: спецзоны для «пожизненных» – переполнены, потенциальные головорезы знают это и догадываются, что вероятность сесть на всю жизнь – невысока, а лишиться жизни по приговору суда – вовсе невозможно. Именно поэтому особой опасности подвергаются судьи, прокуроры, и прочие правоохранительные работники, которые – по долгу службы – в неладах с преступным миром, хотя в прежние времена за посягательство на жизнь таких людей следовал неминуемый расстрел.

Один из главных доводов противников казни состоит в том, что для многих убийц казнь более предпочтительнее, чем пожизненная отсидка. Для некоторых, может и так, но для других тихая пожизненная обитель более привлекательна, чем жизнь на воле, чему они не приспособлены. И уж во всяком случае, такая жизнь лучше, чем 15 лет каторги где-нибудь за Полярным кругом, которые, скорее всего, окажутся последними годами жизни. И потом: мало ли способов свести счеты с жизнью в зоне или на этапе. Напади на охранника и получишь свою пулю, если уж так припекло.

 

ГОРЕ ОТ УМА

Нет. По своему профилактическому воздействию на преступный мир угроза – потерять жизнь, несравнима с перспективой быть заключенным навсегда. В этом уверена подавляющая часть специалистов, работающих с убийцами. Не согласна лишь «продвинутая интеллигенция», преимущественно, гуманитарная да религиозные ортодоксы.

Но почему же предыдущие поколения, куда более религиозные (христианская религия была составной частью государства), не отказывались от смертной казни? Потому что люди инстинктивно чувствовали: оставляя опасному преступнику жизнь, они рискуют размножить в природе его опасные гены. О том, что «яблоко падает недалеко от яблони» знали задолго до появления генетики. С ужесточением приговоров по «мокрым» делам, похоже, уже опоздали – серийные убийцы стали плодиться, как крысы. Какое счастье, что Чикатило успели-таки казнить!

Почему идея отмены смертной казни кое-где возобладала?

Рискну дать такое объяснение: известно, что современный человек деградирует. Его физическое и духовное здоровье падает. Прогнозируется рост всех без исключения недугов (о чем без устали напоминают владельцы частных клиник и аптек). Так же деградирует и инстинкт сохранения вида… Рыба гниет с головы. Так и деградация фундаментальных природных инстинктов начинается с интеллигенции. Как говорится, «горе – от ума».

Кроме того, условия содержания в обычных тюрьмах таковы, что заключенным (даже хладнокровным убийцам), которые хорошо себя ведут (или хорошо спонсируют свое временное пристанище), регулярно на несколько дней предоставляют комнаты свиданий в специальных общежитиях. Там они не теряют время даром и, по выражению В.Высоцкого, «свои семечки сеют». Следовательно, ген жестокости, коль он существует, пойдет свободно гулять по свету и размножаться дальше. А ведь древняя идея – изолировать преступника от общества, подразумевала еще и временную «стерилизацию», чтобы не плодил он себе подобных. Теперь же хладнокровные убийцы и насильники могут воскликнуть: «Пусть мы сидим, но дело наше – живет!»

Одним словом, многие незыблемые в веках вещи повернуты теперь с ног на голову. По-хорошему, нам бы следовало брать пример не со «старушки» Европы, а с Америки, которая и по огромности территории, и по многонациональности населения, и по менталитету его - более близка нашей России. А там, как известно, смертная казнь существует.

 

Сергей НИКИТИН,
доктор медицинских наук, профессор,
заведующий кафедрой биологии Волгоградского медицинского университета.

«На мой взгляд, генетическая предрасположенность к кровавым преступлениям существует. У нормальных людей есть некий психологический барьер, препятствующий преднамеренному убийству себе подобного. В современных кино – и телебоевиках кровь льется рекой. А вот у Шолохова в «Тихом Доне» главный герой испытал сильнейшее потрясение, когда в пылу боя первый раз убил человека – военного противника. Притом что он принадлежал к воинственному племени казаков, где мальчиков с рождения готовят быть воинами. Можно вспомнить и рассказ Джека Лондона «Убить человека».

Эту природную блокировку, под названием «Не убий», основанную на древнем инстинкте сохранения своего биологического вида не удавалось стереть даже с помощью гипноза. А тех людей, у которых такая блокировка отсутствует или не развита, можно отнести к опасным мутантам. Поскольку такая аномалия вызвана, скорее всего, генетическим сбоем (мутацией), то она передается по наследству.

И еще надо иметь в виду важное обстоятельство: человек определенного склада ума и характера обычно вращается в кругу себе подобных. Возникают особого рода супружеские пары, способные порождать «гремучую смесь». Автор статьи справедливо отмечает, что, испокон веков, лишая преступника свободы, его, в частности, лишали свободы воспроизведения себе подобных. Жаль, что этого не понимают «добрые люди», придумавшие комнаты для интимных свиданий в зонах, о чем пишется в этом материале. Если дело «криминального гуманизма» дальше пойдет и так, то скоро подобные свидания устроят и для «бессрочников».

Часто бывает, что гибель всего нескольких особей с определенным геном приводит через ряд поколений к исчезновению этого гена в популяции. И наоборот, появление нескольких таких особей приводит к некоему подобию «критической массы» и последующему взрывному распространению гена в данной популяции.

Поэтому, как подавляющее большинство россиян, я считаю, что надо отменить мораторий на смертную казнь для особо опасных преступников, и чем скорее, тем лучше!

 

Павел КУЗНЕЦОВ,
кандидат медицинских наук, доцент,
судмедэксперт с большим стажем (г. Волгоград):

«Оставим в стороне религиозных ортодоксов, которые считают, что судить может только Бог. Я не случайно говорю «ортодоксов», потому что в прежние времена, когда авторитет церкви был абсолютным, а атеистов не было и в помине, смертная казнь применялась. Человек тоже имеет право судить, причем, судить самым суровым судом.

Среди противников казни, по моему убеждению, весомую часть составляют люди – сильные мира сего, они связаны с криминальным миром и с организаторами заказных убийств. Изо всех сил они пытаются отвести от себя дамоклов меч, который так или иначе может на них опуститься.

Зачастую молодые «супермены», накаченные насилием с телеэкрана и наркотой, в открытую заявляют о своей жестокости, подчеркивая, что они ничего не боятся. А добропорядочные граждане, наоборот, боятся ходить по улице.

Лет 15-20 назад специалисты нашей кафедры судебной медицины приглашались для консультаций по экстраординарному криминальному трупу. Такое случалось один или два раза в месяц. Теперь же подобные убийства стали обыденным явлением. Я как специалист и непосредственный свидетель деяний кровавых преступников могу заявить, что их глумления над своими жертвами бывают настолько ужасными, что об этом умалчивают даже СМИ.

С завидной периодичностью общество сотрясают сообщения об очередном серийном убийце. Насколько я могу судить, требования «оживить» смертную казнь и «уморить» мораторий звучат все громче и громче. Так, может, пора прислушаться к мнению большинства?!»

 

Лариса МАТРОС,
юрист-публицист, доктор философских наук (г. Сант-Луис, США)

«С волнением прочитала дискуссионный материал журнала «СЕНАТОР» о проблемах применения в России «смертной казни», как высшей меры наказания за умышленное убийство. Бесспорно, что данная тема является предметом обсуждения для многих стран и поэтому носит международный характер. Тем более в условиях глобализации нашей жизни и средств коммуникаций, когда опыт каждой страны в этом вопросе должен стать достоянием всех народов.

Противники смертной казни обычно аргументируют свою позицию тем, что следственные органы и суды не застрахованы от ошибок: «Лучше уж оставить живыми десяток убийц, чем приговорить к высшей мере наказания одного невинного!». Однако здесь таится возможность выдачи авансом индульгенции на неквалифицированную, недобросовестную работу экспертов-криминалистов и следователей, которые обязаны докопаться до сути расследуемого дела – найти подлинных преступников и раскрыть преступление. Но не лучше ли обратить общественное внимание на выработку более строгих критериев и методов ответственности тех, кому дано решать судьбу обвиняемых или подозреваемых в преступлениях, особенно тяжких, влекущих за собой высшую меру наказания? Ведь именно повышение ответственности следователей, постоянное внимание к совершенствованию научно-технических методов, оснащенности их арсенала в раскрытии преступлений и общественный контроль над соблюдением законности в самих следственных и правоохранительных органах – это более верный путь наказать преступника по всей строгости и избежать осуждения невинного...».

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.