ПЕВЕЦ РЕНЕССАНСА ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ. Эксклюзивный материал об авторе «Божественной комедии» Данте Алигьери на страницах федерального журнала СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ПЕВЕЦ РЕНЕССАНСА ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ


 

МАРИЯ ЗОНОВА,
студентка МГИМО


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

Мария ЗОНОВА Что принято считать началом эпохи Возрождения? Да и, вообще, когда она началась и сколько продолжалась? Эти вопросы, скорее всего, поставят в тупик даже специалистов. Задав их культурологу или историку, вы наверняка получите разные ответы. Более того, они дадут и разные определения этому периоду. Поэтому, как правило, хронологические границы Ренессанса определяются весьма приблизительно: для Италии – это XIV-XVI века. В другие же страны считается, что он пришел позднее – в конце XV-XVI веков.

Но если в душе у вас сохранилось хотя бы немного романтики, то вы, наверное, примете самую красивую версию: Возрождение зародилось в тот самый миг, когда девятилетний Данте Алигьери увидел в окошке дома напротив дочь своего соседа – совсем маленькую девочку по имени Биче, показавшуюся поэту такой неземной красавицей, что ангелы, глядя на нее, испытывали зависть…

Возможно, это и был первый миг новой эры, когда в Италию, на смену мраку Средних веков пришла эпоха Света, эпоха Искусства и прекрасных идей, эпоха Веры в человека, в его Силу, в его Красоту, в его Разум. Это Золотое Время, которое потом назовут сладким итальянским словом Rinasсimento, и под этим именем оно увековечило память о великих людях и их деяниях.

 

ДУРАНТЕ АЛИГЬЕРО

Во Флоренции, в период 21 мая и 20 июня 1265 года (под созвездием Близнецов), в небогатой семье мелкого дворянина Алигьеро (а по другим данным Алагерио) ди Бэллинчионе родился мальчик, которого назвали Дуранте. В XIII веке еще не велись записи о рождении флорентийских граждан, поэтому об этом великом для всего мира дне мы узнаем от самого Данте, который указывает на него в двадцать второй песне «Рая». А Джованни Боккаччо, автор знаменитого «Декамерона», первый поклонник Данте и исследователь его творчества, узнал у одного из равеннских друзей Алигьери, нотариуса Пьеро Джардини, что автор «Божественной Комедии» родился в конце мая. Год рождения подтверждается в «Хронике» Виллани. Крестили мальчика в баптистерии Сан Джованни 25 марта 1266: по флорентийской традиции этот обряд совершался в первую страстную субботу со дня рождения. То есть маленькому Дуранте пришлось ждать почти целый год этой церемонии.

Мы знаем очень мало о жизни Данте, да и той немногой информации, что имеется, не всегда можно полностью доверять: к архивам в то время относились не столь уж бережно. К сожалению, до наших дней не дошло и ни одного слова, написанного рукой самого Данте.

Из немногих сохранившихся документов того времени, тем не менее, мы узнаем, что семья Алигьери владела недвижимостью и землей, однако богачами их назвать было никак нельзя. Отец Данте – юрист, чтобы поправить финансовое положение семьи, нередко зарабатывал деньги ростовщичеством. Мать Данте, некая синьора Бэлла, умерла, когда тому не исполнилось и десяти лет, это произошло в 1275 году. Вскоре, к 1283 году ушел из жизни и отец.

В восемнадцать лет Данте стал главой семьи, опорой двух сестер и младшего брата Франческо. Имя одной из сестер нам известно – ее звали Тана (Гаэтана), о второй же мы знаем лишь то, что она вышла замуж за Леоне ди Поджо, герольда флорентийской коммуны. Их сын, следовательно, племянник Данте – Андреа ди Поджо – был знаком с Боккаччо и, скорее всего, многое поведал ему о семье.

В 1277 году отец Алигьери решает, что пора позаботиться о будущем сына и устраивает его брак: в то время договориться о свадьбе и составить что-то наподобие брачного контракта заранее, когда дети еще совсем малы, было делом вполне обычным. Нареченной Данте стала девушка по имени Джемма ди Манетто Донати, принадлежащая к влиятельной флорентийской аристократической семье. Долгое время считалось, что их свадьба состоялась в 1295 году, сразу после смерти Беатриче, однако есть все основания полагать, что событие это произошло десятью годами раньше, в 1285 году. От этого брака на свет появилось три или четыре ребенка – Якопо, Пьетро, Антонио и, возможно, Джованни, упоминающийся лишь однажды в документе, датируемом 1308 годом.

Данте принимал участие в военных действиях, когда гвельфская Флоренция воевала со своими соседями-гибеллинами. В «Божественной Комедии» мы находим упоминания о произошедшей 11 июня 1289 года битве при Кампальдино, а также об осаде замка Капрону близ Пизы.

Об образовании, которое получил Данте, мы не имеем никаких достоверных свидетельств. Однако из текста раннего произведения поэта – «Новой жизни» – мы делаем выводы о том, что он был знаком с античными авторами: такими, как Вергилий, Лукан, Гораций, Овидий и библейской литературой. Возможно, Данте учился в школе правоведения в Болонье, где и познакомился со знаменитым юристом и стихотворцем Чино да Пистойя, поэтом Гвидо Гвиницелли, основоположником «сладостного нового стиля» – «dolce stil nuovo», который нашел благодатную почву во Флоренции, где и развилась целая поэтическая школа во главе с Гвидо Кавальканти. Поэтому естественно, что в творчестве Данте чувствуется влияние наиболее ярких представителей этого направления: Лапо Джанни, Джанни Альфани и, разумеется, самого Гвидо Кавальканти.

Главными особенностями «сладостного стиля» стала необычайная гармония стиха, передача малейших оттенков переживаний и граней чувств, обращение к творчеству философов и мыслителей. До этого времени считалось, что литературное произведение или научный труд могут быть написаны только на латыни, народный же язык – volgare – для этого был не применим. К тому же диалекты на Аппеннинском полуострове так сильно различались (и различаются по сей день) между собой, что зачастую южане вообще не понимают северян. Новая школа доказывала право благозвучного, музыкального народного языка стать языком сонетов и научных работ. Прекраснейшим примером такой «борьбы» стали трактаты Данте «О народном красноречии», написанный на латинском языке, и «Пир» – первый образец философской прозы на народном итальянском языке.

Наверное, вполне справедливо и закономерно, что сегодня официальным, «самым чистым» итальянским языком признан флорентийский диалект, тот самый, на котором написана «Божественная Комедия» и многие другие произведения великого Данте.

 

БЕЛЫЕ НАЧИНАЮТ, НО ПРОИГРЫВАЮТ

По преданию, семья Алигьери происходит от древнего римского рода Элизеев, которые внесли немалый вклад в основание и строительство города Флоренции. Прадед Данте – Каччагвида – слыл бесстрашным воином, сопровождал императора Конрада III в его походах на сарацин, был посвящен в рыцари и погиб в бою. Он был женат на девушке из Ломбардской семьи Альдигьери да Фонтана. Постепенно флорентийцы переделали имя на свой лад: оно превратилось в «Алигьери» и стало фамильным.

Дед Данте, Беллинчионе, был непримиримым гвельфом – противником императора и сторонником Папы, и не раз изгонялся гибеллинами из Флоренции. Все же ему удалось, в отличие от его великого потомка вернуться на родину: это произошло в 1266 году, когда власть в городе перешла на сторону гвельфов.

Юный Данте в силу семейной традиции активно участвовал в политической жизни Флоренции, раздираемой противоборством между Белыми и Черными Гвельфами. Пользуясь данным дворянству разрешением принимать участие в народных магистратах (путем чисто формальной приписки к какому-либо цеху, гильдии или корпорации), Данте присоединился к медикам и знатокам трав, куда вошел, скорее всего, в качестве «штатного философа».

Несмотря на затруднительное финансовое положение, о чем красноречиво свидетельствуют многочисленные долговые расписки, Алигьери быстро сделал блестящую политическую карьеру. Он участвовал в Особом народном совещании при Капитане народа. 14 декабря 1295 года его избрали в число старшин – Savi («мудрых людей») для обсуждения выборов Приоров. В 1296 году Данте вошел в «Совет ста». С 15 июня по 15 августа 1300 года Данте был Приором. Это правление стало одновременно кульминацией его карьеры и, по его собственному признанию, «началом всех бед».

К тому времени Флоренция разделилась на два лагеря. Белые, к которым принадлежал и сам Данте, возглавляемые купеческой семьей Черки, объединили вокруг себя простой народ и многих бывших гибеллинов. Черные под предводительством Донати (того самого рода, из которого происходит жена Данте), отстаивали права потомственных титулованных дворян и аристократии. И хоть обе группы считали себя гвельфами, разница между ними была весьма ощутима: Черные опирались на поддержку Папы, неаполитанского и французского королей, в то время как Белые (не без оснований) считали, что понтифик стремится присоединить Флоренцию к своим землям, да и к Неаполю и Парижу относились без особого доверия.

Вооруженным столкновениям и хитроумным заговорам не было конца. Как результат одного из них 8 ноября 1301 года произошло падение Белой сеньории. Новыми Приорами были избраны Черные. 27 января 1302 года Данте, в числе других Белых, был обвинен в присвоении денег из государственной козны и в употреблении этих средств «против мирного благоденствия города Флоренции и партии гвельфов».

Где находился в это время сам Данте неизвестно, но во Флоренции его не было. Дом Алигьери был разрушен, однако часть имущества его жене, родственнице Корсо Донати, удалось спасти. Запрет Данте возвращаться в родной город под страхом смерти, который был вынесен судом Черных 10 марта 1302 года.

 

БЕЗ ПРАВА НА ВОЗВРАЩЕНИЕ

Двадцать лет скитался великий поэт по городам Италии. Мы находим его следы в тосканских городах и в Вероне. По словам Боккаччо, Данте побывал в Париже в 1307 или 1308 году и подтверждение этому мы находим в детальных описаниях на страницах «Божественной Комедии» средиземноморского побережья Франции и жизни Латинского квартала в Париже.

Когда в 1310 году «король римлян» Генрих VII перешел через Альпы и двинулся вглубь Италии, Данте вместе с сотнями других изгнанников молился за то, чтобы он скорее взял Флоренцию, сверг власть Черных и разрешил им вернуться на родину. Для Алигьери германский император олицетворял идеал высшей справедливости. Он должен был стать основателем монархии, не подчиненной Святому престолу. Свои надежды Данте изложил в трактате «О монархии», написанном между 1312 и 1313 годов. Но, увы, мечтам этим не суждено было сбыться: Генрих скончался 24 августа 1313 года в местечке Буонконвенто, в 12 километрах от Сьены, так и не дойдя до столицы Тосканы. За резкие нападки на Черных Данте был исключен из списка амнистированных: и ему, и его детям по-прежнему под страхом смерти было запрещено возвращаться во Флоренцию.

В этот период следы поэта вновь теряются. Однако мы с уверенностью можем утверждать, что через некоторое время он вновь направился в Верону, где пробыл вплоть до 1320 года при дворе своего покровителя Кан Гранде делла Скала. О причинах, побудивших Данте покинуть двор и уехать в Равенну, исследователям ничего не известно. Пожалуй, исключается только ссора с Кан Гранде: сын Пьетро, оставшийся в Вероне, продолжал пользоваться его расположением. Быть может, он просто устал и хотел найти тихий уголок, в котором мог бы уединиться, чтобы целиком отдаться творчеству.

Летом 1321 года Данте отправился с посольской миссией от имени правителя Равенны в Венецианскую Республику. На обратном пути, возвращаясь по низменным болотистым долинам реки, поэт заболел малярией.

Данте умер в ночь с 13 на 14 сентября 1321 года, прожив свои 56 лет и четыре месяца. Он был похоронен в Равенне, где у стены церкви Сан Пьер Маджоре был установлен мраморный саркофаг с его прахом. В конце XV века архитектором Пьетро Ломбардо над саркофагом был выстроен прекрасный мавзолей. Данте был посмертно увенчан лавровым венком, о котором мечтал всю свою жизнь.

Когда-то отвергшая поэта Флоренция не раз просила Равенну отдать ей прах Данте, но так и не получила согласия.

 

НОВАЯ ЖИЗНЬ

Определить жанр, в котором написано это первое зрелое произведение Данте, знаковое не только для его творчества, но и для всей истории литературы, очень непросто. «Новая жизнь» («Vita Nuova») – это и замечательные лирические стихи, и первая в западноевропейской литературе романизированная автобиография, и первый же психологический роман.

«Новая жизнь» написана любопытным слогом: в стихах и прозе. Каждому сонету Данте дает подробное толкование, разъясняя истинное значение многочисленных символов. Иногда это выглядит чуть наивно, но ведь он писал для своих современников, которым было совсем непросто воспринять подобное произведение, понять и уж тем более принять его. Ведь впервые человек описывал свои чувства и переживания, которых люди веками хранили в себе, не давая выхода эмоциям.

«Новая Жизнь» пронизана любовью, буквально соткана из мечтаний юного поэта о прекрасной девушке по имени Беатриче. Данте впервые пишет о том, как встретил ее и полюбил с первого взгляда. Боккаччо указывает нам на Биче ди Фолько Портинари, как на прототип прелестной красавицы флорентийки. Она вышла замуж за Симоне Барди и ее жизнь оборвалась в 1290 году, когда Биче было всего 24 года. Сам же Данте так и не раскрыл нам ее настоящее имя, по традиции вагантов защищая честь своей дамы сердца.

В преклонении поэта перед Беатриче мы явственно чувствуем отголоски традиций Средневековья: беззаветное служение Прекрасной Даме, которая непременно должна была быть замужем, быть недоступной (ими любовались издалека, подобные отношения исключали всякую близость). Но если раньше это было просто неким «обязательным атрибутом» любого рыцаря, то Данте рисует нам совершенно иную картину: это истинные, неподдельные переживания, он действительно живет только мыслями об этой женщине, засыпает и просыпается с ее именем на устах.

Но Алигьери не просто воспел прекрасную Беатриче, увековечив и прославив эту, в общем-то, ничем не выдающуюся девушку, сказав о ней так, «как никогда еще не было сказано ни об одной женщине». Именно такое обещание он дал в последнем сонете своей «Новой жизни». Данте сдержал свое слово: он написал «Божественную Комедию».

«Божественная Комедия» – это вершина творчества Данте Алигьери, если не абсолютная вершина европейской литературы. Она была начата в 1307-м, автор работал над своим лучшим произведением до конца жизни, до 1321 года. На его создание ушло 14 лет.

«Комедия» была немедленно запрещена церковью, также мгновенно она стала невероятно популярной, переписывалась и быстро распространялась по всей Италии. Современники по достоинству оценили своего великого поэта, первым же исследователем произведения был Джованни Боккаччо, он же – автор тех комментариев, на которые опирались сотни его последователей. Именно с его легкой руки в названии появился и по праву закрепился как за гениальным произведением эпитет «Божественная». Кстати, термин «Возрождение» тоже приписывают ему.

Сам Данте назвал свою поэму просто «Комедией». Для современного человека это звучит несколько странно, так как произведение это не драматургическое и предельно серьезное, глубокое, философское. Дело в том, что в те времена «Комедией» называлось все, что не кончалось смертью, то есть не было «трагедией».

«Божественная Комедия» – это загадка, которую никто и никогда не сможет разгадать, дать единственно верный ответ. В отличие от «Новой Жизни», это произведение, буквально сотканное из иносказаний, наполненное аллегориями, магией чисел, являющую собой единую гигантскую метафору, великий флорентиец не сопровождает никакими объяснениями. Сегодня нам помогают комментарии современников и исследователей, однако значение некоторых деталей, многочисленные реалии, которые людям той далекой эпохи казались очевидными, теперь предстают совершенно непонятными, необъяснимыми. И мы, может быть, никогда не узнаем, что же не самом деле имел в виду Данте, зато какой простор это дает мысли и воображению!

Большое значение в «Комедии» играют символы и аллюзии. Магическими числами Данте считал 3, 9 и 10, поэтому поэма написана терцинами, состоит из 3-х частей, каждая из которых, в свою очередь – из 33 песен, что вместе с вступительной песней дает 100. Ад разделен на 9 кругов, в Чистилище – это 7 ступеней плюс 2 ступени Антипургатория (всего, опять же 9), в Раю – 7 сфер (Антипарадиз), Звездное небо и Перводвигатель. Венцом всего является Эмпирей или Райская Роза (десятое небо Рая или истинный Рай).

Данте не просто создал себе памятник, величию которого будут дивиться многие поколения. Он дерзок настолько, насколько прославляемый им «свободный дух» человеческий может быть наделен этим качеством. Смелость его не только в том, что он посягнул на «святая святых» – католическую церковь, что он взялся описывать Вечные Муки и Вечное Блаженство. Автор спустился в Ад и вернулся из него живым, уподобившись Дионису и Гераклу или самому Христу-Богу, наделил себя полномочиями отправлять людей в Преисподнюю или в Рай по своему усмотрению. Таким образом, он приравнял себя, человека, к Богу, он сделал человека равновеликим, посмел обожествить его! Данте перевернул все устои, он создал эпоху, создал новое мировоззрение.

 

СУЩИЙ АД

Но кто такой Данте, чтобы описывать загробную жизнь? Представьте себе, как кощунственно это должно звучать для человека эпохи позднего средневековья: «был в Преисподней, я умер – и вернулся к жизни, я видел истину!» Что должно подвигнуть его, чтобы на весь мир сделать такое заявление! Получается, Данте – один из величайших лжецов и фантазеров в истории? Или… он действительно был в Аду.

Бессмертный поэт не лжет: он видел сущий Ад. Впрочем, как и большинство его современников. Гражданские войны, местные распри, кровавые бойни, поджоги, погромы в городах, когда две противоборствующие партии готовы пойти на все ради того, чтобы истребить противника. Но это всего лишь мир, в котором он жил. Непроглядная, адская тьма – гнет Средневековья, когда человек не признавался Личностью, когда ему с рождения внушали, что он – лишь маленький винтик, насекомое. У него не было права выбирать, мыслить, любить. Ведь все истории, рассказанные Данте в «Комедии», основаны на реальных событиях.

И до сих пор поражает воображение читателей история Франчески да Римини и Паоло Малатеста, двух влюбленных, обреченных на вечные муки. Юную Франческу, дочь Гвидо да Полента, правителя Равенны в XIII веке, насильно выдали замуж за уродливого Джанджотто Малатеста. Но она встретила его сводного брата Паоло, они полюбили друг друга, но их связь была обнаружена, и разгневанный муж в ярости убил обоих. Теперь влюбленные, согласно суровым законам Церкви, пребывают во втором круге Ада…

А все пороки и грехи, которые Данте так гениально описал в своей поэме: не с земных ли образцов они списаны?..

На дно гигантской воронки Данте помещает ледяное озеро Тацит, как бы говоря о том, что нет ничего хуже ледяного отчуждения, что преступление, совершенное хладнокровно и расчетливо, на самом деле куда тяжелее того, что было спровоцировано страстью и помутнением рассудка. Люцифер в трех пастях держит самых больших грешников: Иуду Искариота, продавшего Христа, Марка Юния Брута и Лонгина Гая Кассия – вдохновителей заговора против Юлия Цезаря. По мнению Данте нет греха страшнее неблагодарности, предательства благодетелей, расчетливого убийство человека, который тебе доверял.

Церковь наложила запрет на всю «Комедию», причем гнев ее был обращен и на «Ад», где прибывало немалое число духовных лиц, и на «Рай», где для нее не нашлось достойного места! Ибо Данте помещает «Христову невесту» в образе пернатой колесницы… в Чистилище! И истинная вера, и благодетель в образе Беатриче поручает поэту описать все, что он увидит, ничего не искажая и не приукрашивая: деяния Церкви далеки от божественного промысла. Где находится тот «Рай», что сулят понтифики? Этот Парадиз, который продается и покупается, оказывается… в восьмом кругу Ада, в третьем рву Злых Щелей, где томятся святокупцы! И Папа Николай III, пророчествует о том, что его последователи Бонифаций VIII и Клемент V придут ему на смену и в Аду.

По Аду Данте сопровождает Вергилий, олицетворяющий Разум, ведь только сохраняя хладнокровие и здравомыслие можно пережить этот ужас! На входе в Преисподнюю автор читает надпись: «Оставь надежду, всяк, сюда входящий...». Но герой не смиряется, не падает духом, он идет вперед, к новому знанию, движимый любопытством и желанием понять. Это человек, который верит в себя, он способен преодолеть непреодолимые препятствия. Это – Человек Ренессанса.

 

ЧИСТИЛИЩЕ

Первая часть «Божественной комедии» – «Ад», традиционно считается самой сильной, насыщенной и выразительной кантикой, о ней написано большинство литературоведческих работ, она вдохновила многих художников, скульпторов, музыкантов на создание шедевров, вошедших в сокровищницу мирового искусства. Ее изучение входит в школьную программу. А что представляют собой «Чистилище» и «Рай»?

Прежде всего, к этим двум частям практически нет серьезных комментариев, особенно на русском языке. Не поэтому ли их так часто недооценивают, что не понимают? Не читают, в конце концов? А ведь именно в них кроется ключ к осознанию истинного вклада Данте в становление Ренессанса, в европейскую культуру, пониманию роли Человека, величия человеческой Личности.

Возможно, сам Алигьери задумывал в центре своей системы не Ад и даже не Рай, а серединную кантику – Чистилище. И вот почему.

Учение о Чистилище было разработано Фомой Аквинским в начале XI века, догмат о Purgatorio был официально принят и провозглашен Папой лишь за полвека до написания Комедии в 1245 году, однако впоследствии он был отменен, затем вновь восстановлен. Окончательно же догмат был принят на Флорентийском соборе в 1439 и подтвержден в 1562, то есть Данте описал Чистилище почти за 200 лет до того, как учение было принято окончательно! Идея очищения души грешной, но раскаявшейся, молящей, взывающей к Божьей милости, дарила надежду, была столь нова, столь дерзостно звучала в тяжелой, подавляющей средневековой атмосфере угнетенного сознания, в мировосприятии, не знавшем компромисса!

Стоит отметить, что Чистилище чуждо глубинной идеи «Комедии» – противопоставлению Зла Добру. Сам факт развития концепции Чистилища, еще окончательно не оформившейся, ее внедрения в поэму, описания временного Пургатория (который исчезнет в момент Страшного Суда) наравне с вечными Адом и Раем контексте эпохи сродни землетрясению, которое Данте не случайно упоминает столь часто.

Алигьери поместил его в центр своей системы не только структурно («Чистилище» – серединная кантика), но и логически: он соединил в нем порочное и святое, Божественное и земное, души одновременно мучаются, искупая свои грехи и наслаждаются ангельским пением. Данте делает Пургаторий местом встречи Разума (Вергилия) и Веры (Беатриче), причем все это сосуществует и дополняет друг друга, не находясь в противостоянии.

В «Чистилище» Данте помещает «Земной Рай». По описанию Эдем вполне сходен с «Раем Божественным», с «Раем Истинным». Данте видит прекрасные пейзажи, его слух услаждают божественные песнопения. «В Земном раю» течет поток, разделенный надвое: в воды обеих рек душа опускается перед тем, как попасть в Рай. Лета стирает воспоминания о грехах, а Эвноя «дарует память всех благих свершений». То есть Рай – это то прекрасное состояние души, когда она помнит только свои благие поступки и добродетели, а грехи и пороки смыты из сознания водами Леты. Тогда разница между Чистилищем и Раем становиться призрачной, граница стирается, ибо Свет есть и в Пургатории, а в Дантовском Рае пребывают и несовершенные души: нарушители обета, честолюбивые, любвеобильные...

Странность и в то же время аллегорический смысл Земного Рая в том, что он пуст. Люди навсегда его потеряли, совершив первородный грех, им не дано более наслаждаться этим блаженством. Об этом рассказывает Мательда (символ деятельной жизни, противопоставленный символу жизни созерцательной – Беатриче). Но Дантовский человек настолько велик и дерзновенен, что все равно попадает туда, даже будучи несовершенным. Рай Земной закрыт для людей средневековья, людей другого сознания, которые беспрестанно удивляются, видя, как живой человек путешествует по загробному миру – сначала в Аду, затем – в Чистилище. Он ломает все устои, пред ним открываются новые возможности.

Получается, что Пургаторий, который исчезнет после Страшного Суда, где соседствуют порок и добродетель, разум и века, плотское и духовное – это тоже своеобразное отражение нашей Земли, которая отныне готова покориться дерзновенным и талантливым людям. Ибо только на ней возможно подобное смешение сосуществующих противоположностей.

 

РАЙ

Существует предание, что последние песни «Рая» были утеряны, но тень Данте, явившись его сыну Якопо ночью, указала тайник в стене, где была спрятана рукопись. Более же достоверная версия гласит, что, подобно «Экологам», эти песни сохранились в единственном экземпляре списка Боккаччо.

«Рай» Данте – это самая странная из трех частей его «Комедии». Ее главная отличительная черта, приведшая в смятение не одного исследователя, – отсутствие какого-либо систематического объяснения его структуры, распределения Божественной благодати среди душ, населяющих эту счастливую обитель. Помня о том, что вся поэма имеет чрезвычайно четкое строение, и в основе ее лежат законы симметрии, которые объединяют три Царства в одно гармоничное и неразделимое целое, подобное исключение представляется преднамеренным, наделенным смыслом. В обратном случае, то есть если бы автор положил в его основу «догматическую» теорию, подобно как он это делает в первых двух частях своей «Божественной Комедии», он не только не скрыл бы это от читателя, но и дал бы ему ключ к отгадке.

Но «Рай» не предстает перед нами четко структурированным. Напротив, Беатриче поясняет Данте, что все святые пребывают на том же «небе», что и души, являвшиеся ему на Луне, что все они в равной степени вечны. Однако она так же говорит о «разностепенности» благодати: Рай семи сфер, Звездное и Кристаллическое Небеса и Эмпирей, предстают разделенными в иерархии, меж собой слабо связанные, устроенные по разным принципам, причем только последний является «истинным светом» «настоящим Раем», где обитает сам Господь. В чем же тогда смысл семи планетарных сфер? Почему на них автору встречаются, в общем-то, недостойные Рая души – гордецы, унылые, гневные?..

Идеальных людей нет, но каждый человек должен к этому идеалу стремиться. Согласно Данте существует два пути спасения: путь милосердия и путь правосудия. И Господь судит своих чад по милосердию, прощая им грехи, в которых те искренне раскаялись, так как раскаяние – это шаг вперед, шаг к совершенству.

 

«ЛЮБОВЬ, ЧТО ДВИЖЕТ СОЛНЦА И СВЕТИЛА!»

Кто такой гений? Наверное, этот тот человек, который открывает своим современникам и будущим поколениям новые горизонты, формирует дух новой эпохи. Данте – гений. Он поставил в основу всех координат Человека: Человека Возрождения, наделенного мощным интеллектом и неисчерпаемой силой духа. Человека, который встречается с Богом. Разве это не удивительно?

Предположение о том, что человек может увидеть, познать Всевышнего само по себе неизъяснимо прекрасно и гениально. Когда Данте увенчал свою «Божественную Комедию», словно великолепной диадемой, описанием Эмпирея, он воспел идею совершенствующегося человека, чей дух стремится ввысь, к Всевышнему, стремясь ему уподобиться. Живого Человека, любующегося идеальной гармонией, прекрасного настолько, что он может беседовать со святыми, без страха и боли взирать на Бога. Ему открываются новые горизонты – в конце Комедии перед нами совершенно перерожденный герой, который в последней песне на протяжении двадцати упоительных строк, напрямую смотрит на Бога, и глазам его не больно от исходящего от него сияния, тогда как в начале он несколько раз слеп от нестерпимого света и мог наблюдать только за его отражением в непорочных очах возлюбленной Беатриче.

Но что же получается – он смотрел на Господа глазами любви, а затем смог обойтись без этого? Видел ли он ту же истину, что и в начале?

Наверное, Данте хотел показать этим, что человек достиг кульминации своего развития, апогея, он стал достаточно совершенным, чтобы узреть истину самому. Разум привел его к Вере, а Вера привела его к Богу. И Данте больше не нужно прибегать к помощи своей земной любви, ибо он осознал, что Истина есть Любовь Божественная.

Действительно, никто не дерзал до Алигьери так высоко ставить человека – он через Ад и Чистилище поднимает его так, что тот оказывается на уровне Всевышнего! В Раю главным мотивом становится «visio», «лицезрение», причем он практически сливается с мотивом благодати. Немаловажно заметить, что герой – это не просто Данте, хотя этот дерзновенный гений являет собою истинное воплощение Нового Человека. Это, прежде всего, обобщенный образ человека, Личность, которая способна пройти тем же путем Разума и Веры и подняться к Богу. Таким образом, Рай перемещается в человеческую плоскость, в плоскость доступного, видимого и познаваемого.

Данте обогнал свое время, своих современников и даже многих своих последователей. Он стал первым певцом Возрождения, Новой жизни. Вот она перед нами, во всей красе: идея Великого Человека. И не случайно Данте заканчивает свою Божественную комедию удивительной строкой: «Любовь, что движет солнца и светила!»

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.