BUON APPETITO! – вкусная статья о тонкостях итальянской кухни из первых рук на страницах федерального журнала СЕНАТОР издательского дома «ИНТЕРПРЕССА»
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

BUON APPETITO!


 

МАРИЯ ЗОНОВА


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

Мария ЗОНОВАЕще во времена Древнего Рима блюда местной кухни выделялись особой изысканностью, изощренной фантазией и сложностью рецептов. Часто они становились подлинными произведениями искусства. Нынешняя итальянская кулинария, конечно, значительно отличается от древней. Она более демократична, проста, рациональна. Но и сегодня кухня Италии очень разнообразна и вкусна. Не случайно потому так её любят и так почитают сами итальянцы, не говоря о том, что сегодня она – одна из самых популярных в мире. В любой стране – от Соединенных Штатов и до Китая – сегодня можно встретить итальянские рестораны и пиццерии, которые готовы удовлетворить самые взыскательные вкусы гурманов.

 

ГАСТРОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО

Кто не знает, что такое макароны?! Это блюдо знакомо нам с детства. Чего стоит одна «молочная лапша», неизменно возникающая в нашем воображении при воспоминании об обедах в школьных столовых. Казалось бы, чего тут может быть нового, необычного? Однако на самом деле наши представления об этом блюде имеют мало общего с действительностью.

Заблуждение первое. Когда мы вспоминаем об итальянской кухне, то на ум естественно приходят два главных средиземноморских яства: пицца и макароны, как мы привыкли называть это изделие. Еще мы очень «по-итальянски» именуем его «спагетти», что в переводе означает «веревочки», когда речь идет о длинных и тонких макаронах. Или «по-русски» – «вермишелью», не подозревая, что это «vermicelli», как называют их на неаполитанском диалекте. Впрочем, столь неаппетитное название ничуть не смущает самих обитателей Апеннинского полуострова, употребляющих это блюдо с большим энтузиазмом.

Если в Италии вы подойдете к прилавку бакалейного магазинчика, до предела забитого всевозможной макаронной продукцией мыслимых и немыслимых размеров, форм и цветов, и попросите макароны («maccheroni»), то на вас посмотрят, скорее всего, с некоторым недоумением. Мол, «какой привередливый клиент попался» и ответят: «Чего-чего, а вот макарон нет!» – и предложат взамен с десяток на первый взгляд совершенно идентичных изделий. Все дело в том, что популярное лакомство, получившее у нас, да и в большинстве других стран, название «макароны», в самой Италии именуется «пастой» («pasta»). Причем его разновидностей по форме, цвету, способу приготовления существует такое великое множество, что оно не может оставить равнодушным даже тех людей, которые не причисляют себя к ее любителям. В каждом регионе распространен свой вид или несколько видов, и каждая хозяйка практически хранит свой «фирменный» рецепт, доставшийся в наследство от бабушки.

При изготовлении теста для «пасты» используется только мука из пшеницы твердых сортов, а замешивается оно, в зависимости от рецепта, на воде или яйцах – «pasta all’ uovo». Условно она делится на «длинную» – «pasta lunga» – не менее 30 см, и «короткую» – «pasta corta», «сырую» – свежую – «pasta fresca», и «сухую» – «pasta secca». Самыми распространенными на всем полуострове видами принято считать спагетти, тальятелле (что можно перевести как «нарезочки»), феттуччине («кусочки»), букатини (что-то вроде «дырявенькие»), пенне («перья»), фарфалле («бабочки»), фузилли (спирали), равиоли и тортеллини (с начинкой, дальние родственники пельменей), а также особо выдающихся размеров лазанье или каннеллони.

Макароны – это тоже одна из разновидностей «длинной» пасты. Однако в этом внушающем списке их не оказалось. Основная причина их непопулярности – неудобство в употреблении: чтобы совладать с тарелкой длинных (не менее 15 см) и довольно толстых трубочек, необходимо иметь определенный опыт – их на вилку ни намотать, как спагетти, ни наколоть, как пенне. Поэтому едят макароны только на их «малой родине» – в районе Неаполя, где с ними научились справляться: их либо ломают перед погружением в кипяток, либо запекают в «тортине» и получается своеобразный пирог. Так что назвать спагетти макаронами – все равно что мясо – рыбой, или заварной чайник – кофейником.

Заблуждение второе. При виде того, как мы употребляем в пищу макароны (будем использовать это слово в привычном значении), то есть без подливы, да еще и в качестве гарнира к какой-нибудь котлете – даже итальянцы с хорошей нервной системой приходят в недоумение, а с другими, менее уравновешенными людьми, зачастую случается что-то вроде легкой истерики. В любом случае они испытывают шок от подобного неуважения к «пасте», королеве их стола, настоящее поклонение которой – основа гастрономической культуры этой страны.

Ведь макароны – это всегда отдельное, причем первое, блюдо (супы в Италии не в почете). Кроме того, никому даже в голову не придет подать к столу ничем не заправленную пасту. Самый простой вариант ее употребления в пищу – с оливковым маслом, томатом и тертым пармезаном. Не доваривают ее по той же причине – она доходит, пока ее смешивают с горячим соусом, чаще всего на сковороде, особым образом: так, что ее содержимое довольно высоко подлетает вверх, но потом неизменно в целости и сохранности возвращается обратно. Этот сложный процесс называется «saltare in padella» – «прыгать в сковородке».

Рецептов приготовления соусов так много, что иной раз просто диву даешься. Специалисты, исследующие итальянскую кухню, пишут целые тома, посвященные всевозможным способам приготовления знаменитого яства. Кстати, огромное разнообразие размеров и форм изделий, одинаковых на вкус, служит именно для того, чтобы паста оптимальным образом сочеталась с различными соусами и добавками, «женилась на них», как романтично говорят итальянцы. Им вообще свойственно возвышенное отношение к еде, например, чтобы выразить свое восхищение, они вполне могут сказать о хорошо приготовленных макаронах: «E` una vera poesia!» – «Настоящая поэзия!»

Заблуждение третье. По всей видимости, распространенная легенда о том, что паста начала свое триумфальное шествие по Европе после возвращения из кругосветного путешествия в 1292 году Марко Поло – не более чем легенда. Знаменитый венецианец, действительно был первым жителем Старого Света, описавшим внутреннюю Азию, побывавшим в Монголии, на Индостане, в Персии, в Армении, собравшим множество сведений об азиатских народах и странах. Его книга впервые представила европейцам правдивое описание природы Азии, государств, расположенных на наиболее отдаленных территориях, обычаев и нравов азиат.

Хотя родиной макарон принято считать Китай, где в начале нашей эры получает распространение лапша из муки пшеницы, не исключено, что они одновременно «изобретались» и в других местах. Ибо по своей природе макароны представляют собой одну из элементарных и древнейших, универсальных для многих народов форм использования муки и стоят в одном ряду с хлебом и кашей, восходя к общим с ними корням, относящимся к эпохе неолита. В Древнем Египте еще в IV тысячелетии до нашей эры к умершим в гробницы клали высушенные изделия из теста, способные сохранять полезные свойства и вкусовые качества на протяжении длительного времени. Античный мир I тысячелетия до Р.Х был знаком с греческим «laganon» (от которого произошел и латинский «laganum», упоминаемый Цицероном) – плоским листом теста, нарезанным на полосы, в которых можно усмотреть прообраз будущей лапши. А в кулинарной книге Аппикуса (I век) описаны блюда, напоминающие лазанью и тимбалло (сладкий пирог, для приготовления которого часто используют именно maccheroni).

Вопрос о происхождении макарон в Италии, с которой они сегодня чаще всего и ассоциируются и где с раннего средневековья под обобщающим термином «pasta» было известно до нескольких сотен разновидностей макаронных изделий, остается пока открытым. В настоящее время документально известно, что еще в X веке Мартино Корно, повар при дворе Патриарха Аквилеи, создал внушительный манускрипт «О кулинарном искусстве готовки вермишели и сицилийских макарон», в котором вермишелью называются макароны «без дырок», а макаронами – полые макаронные изделия. В 1154 году арабский географ Аль-Идрис упоминает о «пище из теста в форме нитей», называемой «трия» (от арабского «itrija», производного от «tari» – «влажный», «мокрый»), изготавливаемой в Палермо и затем рассылаемой в бочонках по всему Апеннинскому полуострову. Заметим, что в Сицилии и сегодня встречается домашняя лапша под названием «tria bastarda» и «vermiceddi di tria», а в Апулии «трия» называют все виды домашних макарон. В 1279 году – за 16 лет до возвращения Марко Поло из своего путешествия – генуэзский нотариус Уголино Скарпа, описывая имущество некоего умершего моряка, упоминает, среди прочих предметов, и «бочонок, полный макаронис». В Неаполе же чрезвычайно популярна легенда, согласно которой спагетти придумал живший в XIII веке при дворе Федерика II волшебник, а король, по достоинству оценив новое блюдо, велел распространить его среди своих подданных.

Эти ссылки на первый взгляд опровергают роль Китая в деле появления макарон в Италии и значение в этой связи миссии Марко Поло. Однако, учитывая масштабы культурного влияния Китая в средневековом мире, более чем вероятно, что макаронные изделия пришли именно оттуда. Но не в XIII веке, а раньше, не прямо, а косвенно – «кружным путем», через Персию и арабский мир, от которого Италия через Сицилию (форпост арабской культуры) получила в наследство know-how производства макарон, претерпевших по «пути следования» определенные изменения. Опыт их изготовления, который переняли итальянцы, органично лег на существовавшую еще со времен античности местную традицию готовки свежего теста в виде полос.

Именно арабам – в отличие от китайцев, готовивших свежую, сырую лапшу, принадлежит честь изобретения сухих макаронных изделий. Кочевники пустыни не имели достаточно воды, чтобы при каждом удобном случае делать свежее тесто и свежие макароны, поэтому они обеспечивали себя сухими припасами, в частности, в виде продырявленных цилиндриков из теста, нанизываемых на веревки и прутья для лучшего и быстрейшего высушивания на солнце. Эти заготовки, называемые «rista», фигурируют в собрании кулинарных рецептов арабского географа Ибн’ аль’ Мибрада, датируемых IX веком. Они составляли основу одного из любимейших блюд берберов и бедуинов, до наших дней сохранившегося в традиционной кухне народов Сирии и Ливана: цилиндрики варили и сдабривали чечевицей (следует отметить, что и в Сицилии «pasta e lenticchie» – «макароны с чечевицей» – относится к числу наиболее архаичных модификаций приготовления «pasta»).

Если в Китае и у народов других регионов, находившихся под непосредственным культурным влиянием Подлунной Империи, технология производства лапши в течение прошедших столетий мало изменилась, да и сама лапша, при всех различиях рецептов ее приготовления оставалась практически единственным видом макаронных изделий, то в Италии макароны, начиная со средневековья начинают стремительно «размножаться», достигая небывалого разнообразия по форме, длине и «заправкам» (овощным, сырным, сладким – сахар, корица, реже – мясным), с которыми подавали в готовом виде тот или иной вид «pasta». Сам термин «pasta» представляет собой позднелатинское заимствование, происходящее от древнегреческого «(ta) pasta» – «мука с водой и солью» – в свою очередь производной от греческого же глагола «passo» – «замешивать».

Причины появления на гастрономической арене всех этих многочисленных спагетти – тортеллини, семини ди мела, ореккьетте, фарфаллетте, лумакке, каппелли ди анджело, пенне, паппарделле, феделини, феттучине, аньеллини, конкилье, паппеллетти, диталини, фузилли, роттелле, верди, пенне ригате, стеллине, фарфалле, ригатони, канеллони, маникотти, наконец, маккерони, давших имя всем макаронным изделиям, были обусловлены социально-экономической ситуацией в Европе. Позднее средневековье и начало нового времени в Европе было отмечено частыми неурожаями, высокими ценами на пшеницу, голодом подавляющего большинства населения, которое было вынуждено питаться вегетарианской пищей, поэтому мучное гастрономическое новшество – «pasta» – пришлось как нельзя кстати. Макароны сразу стали «народной едой», дешевой и разнообразной, превратившись в своеобразный кулинарный символ Италии.

Еще большую популярность они приобрели в XVII веке, когда Италия узнала «золотые яблоки» – помидоры, привезенные ранее испанскими конквистадорами из Америки: именно тогда из Неаполя начал победное шествие по стране томатный соус, ставший визитной карточкой традиционной итальянской кухни, и таких деликатесов, как пицца или спагетти. О масштабах производства макарон того времени можно судить по тому факту, что во всех городах Италии «pastai» (производители макарон) стали объединяться в цеха. А о продаже макаронных изделий – по булле папы Урбана VII (1641г.), который строго предписывал, что в Риме минимальное расстояние между лавками, торгующими «vermicelli» или «maccheroni», должно быть не менее 24 метров.

До второй половины XVIII века «pastai» месили тесто ногами, а все производство макаронных изделий оставалось ручным; только в середине XIX века по заказу короля Фердинанда II ученый Чезаре Спадаччини изобрел гидравлический пресс. С этого момента и начинается современная эра в жизни макарон, производство которых вначале было сконцентрировано преимущественно в Италии, а с ХХ века распространилось по всему миру.

Откуда бы ни вели свое начало макароны, они совершенно справедливо считаются «самым итальянским» блюдом. Римляне, неаполитанцы, венецианцы – все жители Апеннинского полуострова не мыслят своей жизни без тарелки спагетти. Итальянцы, во время пребывания в чужой стране, отведав местные деликатесы, через некоторое время начинают листать местные справочники в поисках итальянского ресторана. Даже само слово «pasta» является однокоренным слову «pasto» – «прием пищи».

Закрепление в русском языке слова «макароны» очень символично. Действительно, из всей огромной империи традиций и культуры пасты мы знакомы лишь с небольшой частью. Так что у желающего открыть для себя этот чудесный мир, есть два пути: либо приобрести толстенную книгу по искусству приготовления макаронных блюд, которая по праву займет почетное место на кухне и практиковаться в их приготовлении самому. Либо отправляться в Италию и посвятить свой отпуск гастрономическому туризму, или хотя бы сходить на уик-энд в ресторанчик, где шеф-повар – итальянец. Все пути вполне хороши.

А как правильно варить макароны?..

Их следует бросать в кипящую соленую воду из расчета 5 литров и 2 столовые ложки крупной соли на каждые 500 граммов. Во время приготовления макароны следует помешивать деревянной вилкой. Что же касается продолжительности варки, то она у всех сортов разная, и это должно быть указано на упаковке. Макароны можно сливать, когда они перестали быть жесткими, но еще не начали развариваться. Заправьте их маслом, смешайте «пасту» с соусом. На одного человека, как правило, готовится 80-120 граммов сухих макарон.

 

ВСЕНАРОДНОЕ БЛЮДО

Наряду с макаронами самой народной едой в Италии считается и пицца. Что касается названия этого блюда, родившегося в Неаполе, то существуют различные версии. Согласно первой, слово «пицца» восходит к названию греческой плоской лепешки («пита»), по второй версии оно происходит от латинского «pinsa», производного от глагола «pinsere» – «давить», «тереть», «молоть». А по третьей – «пицца» представляет собой более позднюю версию средневекового неаполитанского названия этого блюда – «пичеа» («picea») или «пица» («piza»).

Не вызывает сомнения, что своими корнями пицца восходит к глубокой древности, к солярному культу, к первым опытам человечества в области хлебопечения и к примитивным лепешкам, выпекаемым прямо на горячих камнях. Ряд исследователей утверждает, что «протопицца», или, по крайней мере, нечто, весьма сходное с пиццей в ее современном понимании, существовало еще у этрусков и древних римлян. Но в целом культурные параллели можно провести со многими народами земного шара, у которых выпекались круглые лепешки либо более или менее открытые пироги.

Тем не менее, оформление пиццы как самостоятельного кулинарного явления последовательно шло только в Неаполе. Документально засвидетельствовано, что к ХI веку там уже фигурирует «пичеа» или «лагано» – «lagano» (последнее название легко увязывается с древнегреческим термином «laganon» и соответствующим ему древнеримским – «laganum», обозначающими изделие из теста), в которой нетрудно узнать «бабушку» современной пиццы: лепешка из дрожжевого теста, смазанная оливковым маслом и сдобренная чесноком и травами, которую запекали в закрытых печах. Неаполитанский фольклор XVI века убедительно свидетельствует о том, что тогда было, по крайней мере, две разновидности «пиццы»: более древняя «алла мастуникола» («alla mastunicola») – с животным жиром, овечьим сыром, перцем и базиликом, и более поздняя «аи чечиниелли» («ai cecinielli») – с мелкими рыбешками.

Век спустя, когда Европа близко познакомилась с американскими пищевыми заимствованиями, в том числе с томатами и сыром из молока буйволицы, который начали производить в Южной Италии, где он получил название «моццарелла», неаполитанцы взяли на вооружение эти достижения цивилизации. Именно с XVII века как «моццарелла», так и помидоры либо томатный соус захватывают ключевые позиции в неаполитанской кухне и становятся непременными ингредиентами пиццы. Так была поставлена последняя точка в оформлении современного облика старинной лепешки. В 1831 году в Неаполе была открыто заведение «Порт’Альба» – первая пиццерия, где подавали пиццу с оливковым маслом, с салом, с топленым жиром, с сыром, с томатами, с «чечиниелли», после чего подобные заведения начали множиться, как грибы после дождя, что свидетельствовало о несомненной популярности этой еды. Она прочно воцарилась в традиционной неаполитанской кухне, с легкостью свергнув с престола другие дотоле популярные блюда, поскольку обладала рядом преимуществ, – тех самых, которые обеспечили ей в дальнейшем огромную популярность во всем мире: она была сытной, легкой в готовке, дешевой, удобной для быстрого потребления, а главное – при одной и той же матрице приготовления она позволяла достичь широкого диапазона вкусового разнообразия.

В 1889 году, во время визита первого итальянского короля Умберто I с супругой в Неаполь, неаполитанцы, гордые оказанной честью, предложили высочайшей чете отведать пиццу. Правители милостиво согласились вкусить «народного блюда», и права принимать монархов удостоился владелец лучшей пиццерии в городе «Пьетро Иль Пиццайоло» Раффаэле Эспозито. Гвоздем программы стала «пицца алла маринара» – с морепродуктами, а также пицца с помидорами, «моццареллой» и базиликом, символизировавшими три цвета итальянского национального флага – красный, белый и зеленый. Именно эта последняя так понравилась королеве Маргарите, что та всемилостивейше разрешила назвать пиццу ее именем. Так появилась на свет знаменитая «пицца Маргарита», едва ли не самая знаменитая из ныне существующих, которой было суждено положить начало триумфальному шествию пиццы по всему миру. Вначале об этом блюде, понравившемся монархам, узнали за пределами Неаполя, и оно быстро распространилось по всему Югу Италии, а вскоре первые итальянские эмигранты познакомили с ним и Америку.

 

РЕВАНШ ВИНОДЕЛОВ

А какая трапеза в Италии может обойтись без хорошего вина?

Традиции виноградарства и виноделия в Италии уходят в глубину веков – итальянское виноделие относится к числу древнейших в Европе. Лоза появилась там примерно в начале I тысячелетия до Р.Х., перекочевав на Апеннинский полуостров с Востока – из Месопотамии, Сирии, Греции, причем, судя по всему, именно древние греки были проводниками новой агрокультурной традиции. Первые очаги виноградарства и виноделия возникли на юге Италии – в Калабрии, Апулии, Сицилии, находившихся под непосредственным культурным влиянием Древней Греции, вследствие чего население этих областей раньше других усвоило культуру производства и потребления вина, уже знакомую грекам. Еще одним «полюсом» культивирования лозы и производства вина стали северные области Италии – Фриули, Трентино, Алто Адидже и Пьемонт, а позже винодельческая традиция «пустила ростки» и в Этрурии – будущей Тоскане.

Еще в древнейшие времена Италию, с легкой руки греков, называли «Энотрией» (от греч. oinos – «вино»), то есть «страной винограда» – настолько богатой там была палитра производившихся вин. «Ученики» явно оставили далеко позади «учителей». Культура виноградарства и виноделия была в свою очередь «экспортирована» древними италийцами вначале на территорию Галлии (современной Франции), затем на Пиренейский полуостров и к вестготам. Усовершенствование традиций виноделия происходит в эпоху Древнего Рима, где Вакху, или Бахусу – божеству виноградарства и виноделия – поклонялись не менее истово, чем в Греции – Дионисию, причем не столько у алтарей, сколько за пиршественными столами. Именно в Древнем Риме появляются первые трактаты-справочники по вину, с описанием его качеств, вкусовых особенностей, с рекомендациями как, сколько и с какими блюдами его пить.

В течение веков итальянские виноделы не знали соперников, лидируя как по количеству производимых вин, так и по их качеству. По всему миру экспортировались такие вина, как фалернское, мальвазия, «Лакрима Кристи», греко, латино, манджиагуэрра. Их ценили и на Руси, где знали под именем «фряжских». Начиная с XIV-XV веков, в течение длительного времени они оставались единственными иноземными винами на русском рынке, причем пользовались огромной популярностью, особенно в Москве. По словам Марко Фоскарино, венецианского посла, посетившего в конце XVI века Московию по торговым делам и оставившего подробнейшее «Историческое сказание о Московском государстве», у московитов особенно высоко ценилась драгоценная и дорогостоящая мальвазия, которую они пили «вместо лекарства или из хвастовства с роскошью, присущей государям».

Время подлинного триумфа итальянских вин – эпоха Возрождения, как на их родине, так и за ее пределами, в том числе во Франции. Но с XIX века именно французские вина составили серьезную конкуренцию итальянским, сумев добиться превосходства над соперниками, а затем в течение целых полутора веков удерживать его. Стараниями французов XIX век оказался переломным в истории виноделия: Италия продолжала делать вино «по старинке», тогда как во Франции к нему начали относиться как к науке. Там появились первые энологические факультеты при университетах, был усилен контроль за качеством приготовления вин и их происхождением, развитие получила и ампелография – наука о видах и сортах винограда. Именно этот научный «прорыв» и предопределил на долгий срок лидерство французских вин на мировой арене, найдя свое отражение в повседневном, часто и по сей день бытующем представлении, что «лучшее вино – французское».

Наверстывание упущенного и обретение утерянной былой славы виноделов Италии началось в 60-е годы XX века. Датой, открывшей новейшую историю итальянского вина, можно считать 1968 год, когда два винодела из Тосканы – Джакомо Такис и Энцо Морганти, впервые в истории национального виноделия пошли на ассамбляж (то есть смешение винограда разных сортов). В производстве классического итальянского вина Кьянти они использовали не только местный виноград Кьянти Санджовезе, но и французскую лозу Каберне Савиньон, и создали первые вина «нового поколения» – Сассикайю (Sassicaia) и Вигорелло (Vigorello). Вначале мало кто верил в успех проекта. Но рост популярности в мире итальянской кухни, ее богатства и утонченности, равно как и развитие массового туризма в Италию уже к середине 80-х годов предопределил интерес к итальянским винам, что вдохновило местных виноделов на ряд успешных «открытий», позволивших им за 35 лет пройти путь, стоивший Франции полутора веков.

При этом итальянцы, проявив поистине творческий характер, избежали множества подводных рифов, оказавшихся для французов роковыми. Так, например, по признанию международных энологов, французские вина сегодня все чаще становятся жертвой тенденции «глобализации вкуса», проявляющейся в универсализации типов вина и его вкусовых особенностей, в нивелировке того, что определяет «индивидуальность» каждого вина, что приводит к стандартизации, простоте, бедности вкуса, однотипности букетов. Конечно, никто не станет оспаривать непревзойденное качество и немеркнущую славу шампанского, бордо и бургундских вин. Но если говорить не о «звездах», а о массовой продукции, то итальянские вина сегодня оцениваются как более качественные: их отличает богатство вкуса, разнообразие сортов, за ними стоят тысячелетние традиции виноделия и новаторская политика современных производителей вина. В последние 30 лет, по оценке придирчивых международных арбитров, «итальянцы» все уверенней лидируют на европейской и мировой арене. Причем на первый план выходят вина не только из «классических» винных регионов, таких как Тоскана, но и из дотоле неизвестных даже знатокам южноитальянских областей или Сицилии. Эти вина были удостоены высших премий на многих престижных международных энологических конкурсах и ярмарках, но главным показателем их высокого качества является все возрастающий спрос на итальянские вина за пределами Италии.

«Вина подать нам! Нежный бальзам сюда!», когда-то восклицал Гораций. И сегодня подавляющее большинство итальянцев каждый день пьют этот нежный бальзам и считают его основным средством для сохранения крепкого здоровья и поддержания хорошего настроения. И ведь, наверное, правы?..

И самое главное: об итальянской кухне и об итальянских винах надо не говорить – их нужно попробовать и полюбить. Так что нам не остается ничего другого, как по-итальянски пожелать вам Buon Appetito!

 

А вот вам на «десерт» несколько истинно итальянских рецептов спагетти.

СПАГЕТТИ «АЛЛА КАРБОНАРА»

Ингредиенты на 4 порции: – 400 г. спагетти,
– 100 г. сала или грудинки,
– 100 г. сыра «Пекорино» (твердый сыр из овечьего молока),
– 4 яйца,
– соль, перец, оливковое масло.

Приготовление: нарежьте сало или грудинку кубиками, подрумяньте в сковородке, добавьте чуть недоваренные макароны. Затем снимите с огня, разбейте яйца, добавьте тертый сыр, соль и перец, быстро и энергично перемешайте. Блюдо готово!

 

«АЙ ФРУТТИ ДИ МАРЕ»

Ингредиенты на 4 порции:
– 400 г. спагетти,
– 400г. морепродуктов,
– 1 зубчик чеснока,
– 1 стакан сухого белого вина,
– петрушка,
– соль, перец, оливковое масло.

Приготовление: в большой сковороде поджарьте в масле зубчик чеснока. Как только он подрумянится, добавьте вино, а через минуту – морских гадов. Посолите. Как только морепродукты будут готовы (5-10 минут), добавьте сваренные спагетти, посыпьте рубленной петрушкой и подержите на огне несколько минут, энергично перемешивая. Разложите по тарелкам, украсьте блюдо ломтиком лимона.

 

БУКАТИНИ «АЛЛ’АМАТРИЧИАНА»

«Букатини» – это длинные толстые макароны с дырочкой внутри, напоминающие соломинку. Их можно легко заменить любой другой длинной «пастой».

Ингредиенты на 4 порции:
– 400 г. букатини,
– 100 г. грудинки,
– 100 г. копченого сала,
– 5 зрелых помидоров,
– 50 г. сыра «Пекорино»,
– уксус соль, перец, оливковое масло.

Приготовление: подрумяньте в большой сковородке мелко нарезанное сало и грудинку. Сбрызните уксусом, дайте ему испариться, затем добавьте нарезанные кубиками помидоры (желательно без кожицы), посолите, поперчите. Добавьте в сковороду сваренные букатини, перемешайте, разложите по порциям и посыпьте тертым сыром.

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.