Юрий НАДТОЧИЙ. «СИБИРСКИЙ ПУТЬ РОССИИ» в журнале СЕНАТОР – аннализ экономики, политики, истории, культуры, искусства, науки и международных отношений
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

СИБИРСКИЙ ПУТЬ РОССИИ


 

ЮРИЙ НАДТОЧИЙ


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

В своей «Истории государства Российского» Н.М. Карамзин писал о присоединении Сибири, что здесь «приобретено новое царство для России, открыт второй новый мир для Европы». На самом деле Россией, русским мужиком-землепроходцем Европа вошла в Северо-Восточную Азию и навсегда осталась в ней. И если первый сибирский историк П.А. Словцов определял Сибирь как «Россию, передвинувшуюся за Урал», то почему бы не уточнить, что за Урал в лице России некогда «передвинулась» вся Восточная Европа. А уйдя от деления на Восточную и Западную, уже вся Европа фактически отодвинула свои границы на Восток, к Тихому океану, «Средиземному морю» будущего. Наверное, уже недалекого будущего, в котором главным ресурсом человечества становится не только энергия, но и пространство.

Тобольск - имперская столица Сибири

Отчего, говоря, собственно, о России, русскую историю можно считать не только «сознательной», но и «предусмотрительной», потому что именно с обретением Сибири российский государственный корабль, несмотря на все смуты и потрясения, приобрел свою изумляющую непотопляемость. Вспомним историю. В 1604 году вступили в пределы России отряды Лжедмитрия. Самозванец, легкомысленный злой обманщик, вдруг поверивший в свою силу и сам обманутый, прельщал несбыточными надеждами усталый, изверившийся народ. И в том же, 1604 году русские люди из Сургута и Тобольска под водительством казацкого головы Гаврилы Писемского, поднявшись по Оби и Томи, поставили пятнадцатую по счету сибирскую крепость — город Томск. В 1610 году поляки захватили Москву. А за год до того на Енисее встал Туруханск. В 1632 году началась неудачная для России война за освобождение Смоленска, и тогда же был основан Красноярск. В 1618 году князь М.П. Барятинский запишет: «А как была в Московском государстве смута по греху, а в Сибири никто не соблазнился, все было к Московскому государству…».

Отчего, говоря, собственно, о России, русскую историю можно считать не только «сознательной», но и «предусмотрительной», потому что именно с обретением Сибири российский государственный корабль, несмотря на все смуты и потрясения, приобрел свою изумляющую непотопляемость. Вспомним историю. В 1604 году вступили в пределы России отряды Лжедмитрия. Самозванец, легкомысленный злой обманщик, вдруг поверивший в свою силу и сам обманутый, прельщал несбыточными надеждами усталый, изверившийся народ. И в том же, 1604 году русские люди из Сургута и Тобольска под водительством казацкого головы Гаврилы Писемского, поднявшись по Оби и Томи, поставили пятнадцатую по счету сибирскую крепость — город Томск. В 1610 году поляки захватили Москву. А за год до того на Енисее встал Туруханск. В 1632 году началась неудачная для России война за освобождение Смоленска, и тогда же был основан Красноярск. В 1618 году князь М.П. Барятинский запишет: «А как была в Московском государстве смута по греху, а в Сибири никто не соблазнился, все было к Московскому государству…».

Треть государственного бюджета, поступлений в казну шли из Сибири драгоценными мехами без перерыва. На вооружение народных ополчений Минина и Пожарского, на получение с Запада серебра для внутреннего денежного обращения, на восстановление Москвы.

И при современных сложных политических и экономических структурных перестройках, никого не обошедших и всех затронувших, сибирские тюменские нефть и газ, накопленная в приобских недрах энергия углеводов дают реальную надежду на возрождение России. Потому что, как и всегда, «российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном». А также — продолжаем цитировать М.В. Ломоносова — есть в российской истории одна особенность, заключающаяся в том, что за «каждым упадком — высшее восстановление».

Но какие пути ведут к нему? И раз уж мы пишем о Сибири, то какие уроки она может преподать России? Тем более что весь характер народной жизни часто ярче проявляется именно на окраинах, чем в метрополии, и потому там, на окраинах, в провинциях, в иных отношениях отчетливей постигается ход исторического развития народа.

В приобретении Сибири в первую очередь, по выражению А.Н. Радищева, мы видим «неутомимых народных трудов». Начиная с Ермака, народная колонизация, освоение, практически весь конец XVI века и в течение XVII века, опережала государственную колонизацию. Чтобы впоследствии объединиться с ней, отчего именно здесь решались и национальные народные и государственные задачи. Чрезвычайно быстро и непостижимо успешно. Как подтверждение — слова А.Н. Радищева: «Обширность государства, богатство природы и недр земли, удобство сухопутного или водоходного, рачение и предприимчивость славяно-российского народа не могли не иметь добрых успехов…» И цитата из историка С.М. Соловьева: «В то время как на западе Польша и Швеция благодаря личным достоинством Батория успели соединенными силами оттолкнуть Московское государство от моря… — в это время движение русского народонаселения на северо-восток не только не прекращались, но усиливалось все более и далее».

Урок Сибири заключается в её народном «приобретении». Урок иных окраин — южных, восточных, западных, приобретенных не Россией, но империей, не народной, но «казенной» силой, заключается в их нынешнем отторжении от метрополии. Где останавливалось инстинктивное, естественное освоение земель, там заканчивалась и Россия. На Кубани ли, на Тереке, на Амуре… Государственное «освоение» всегда старалось нагнать народное, но не могло уйти от «логического хода явлений».

Когда царь Иван Грозный в Ливонской войне терял выход к Балтийскому морю, народный казацкий атаман Ермак открывал иной выход. Куда масштабней и перспективней. И логика российской истории подтверждала безошибочность этого выхода. Когда вслед за отсутствующим Востоком, вплоть до Амура, вместе шагали казак и стрелец, купец-промышленник и землепашец-крестьянин.

Петр Первый кровавым топором нетерпеливо «прорубал окно» в Европу, метался от Ингерманландии к Малороссии, терял армию в Молдавии, сводил начисто воронежские дубравы, сверкал яростными очами на недоступной татарский и турецкий Крым. В Сибири Россия последовательно и упорно, не торопясь, но и без остановок, шла на Восток и чем дальше уходила, тем реальней приближалась к Западу. Чтобы на Аляске встретиться с англосаксонским миром. Перемогая азиатские пространства, выходила в пространства мировые. И почему бы не утверждать, что высшая предопределенность сибирского пути, начатое вроде бы наобум, куда глаза поведут, заключалась именно в этой цели. В исходе из истории «провинциальной» и «периферийной». И сибиряк Петр Андреевич Словцов в «Историческом обозрении Сибири», вышедшем отдельной книгой в Москве в 1838 году, пишет: «Все благое провидение постепенно ведет людей, племена и народы через цели частные, общественные и государственные к целям своего высшего порядка». И еще: «история сибирская есть добавка к Русской, равно как сама Сибирь представляет… дверь в Азию и Америку». Притом такую дверь, которая уже открыта широко. И не только для выхода, но и входа…

И еще один урок Сибири. Высказанной в Сибирской энциклопедии теперь уже в давнем 1931 году: «Представление о том, что русские покорили Сибирь благодаря превосходству вооружения и военной организации (это образно сформулировано Элизэ Реклю фразой: «ружье победило лук») неверно. Сибирь, прежде всего, была покорена московским товаром».

Хорошо знавший историю России Яков Рейтенфельс писал: «Достойно, право, изумления, что такая горсть людей овладела таким громадным пространством… не потому, что были покорены (племена) военною силою, но по убеждению купцов и исключительно в надежде на выгоду в будущем от торговых сношений с московитами». Но наблюдательный иностранец не заметил, что кроме торговых выгод коренные сибирские народности влекла к русским также надежда от воинственных соседей, возможность мирной жизни в составе могущественного Московского государства.

Сибирский путь определили и новые условия исторического бытия аборигенных народов Сибири, связав их с «перешедшей за Урал» Россией. И не только местные народы оказались связаны с Россией, сама Россия в своем переходе из положения европейского в евразийское государство не могла не оказаться в зависимости от многогранных особенностей явившегося за Уралом общероссийского и разнообразнейшего мира.

Как считает историк С.В. Бахрушин, «и в области духовной культуры соседство с туземцами наложила глубокий отпечаток на русских новоселов». Судя по всему, они увидели в «туземцах» близкие им природные черты, связанные с отношением к окружающему миру, тому «окаему», в котором заключались земля, леса, воды, небо над ними.

Явления изначальные, потому что все остальное, ориентированные на «отход» от природы или на её «покорение», «подъем» над ней, неизбежно вторично, вторичен современный абстрактный дизайн, по сравнению с выходящими из тысячелетий древними символами, открывшимися при раскопках ли скифского кургана или Югорского городища, сохраняющимися в сюжетах вышивок вологодской крестьянки, в аппликациях по оленьему меху на одеждах самодийской женщины.

Метафора Ланойе о «земле отцов» позволяет воспринимать тогда еще не тронутые цивилизаторской «мудростью» берега Оби и Енисея как возвращение к утраченному заново вернувшемуся. Потому что, действительно, не один прагматический интерес гнал сюда русского мужика от волжских равнин и северодвинских лесов, но и «светлый инстинкт». Поиск в иных пространствах и среди иных племен и народов того «человеческого» в себе и для себя, пусть и не достигнутого, но где-то, несомненно, возможного.

Но интерес к Сибири определяется и чисто материальными причинами: «Ясаку положил государь на Сибирское царство и на Конду Большую и на Конду меньшую, и на Пельмское государство, и на Туруреку, и на Иртыш, и на Иргизское царство, и на Пегие колмаки, и на Обь Великую, и на все городки на Обские… с году на год имати по пять тысяч лисиц черных, да пять сот белки…» (Н.М. Карамзин).

В царствование Ивана Федоровича стоимость вывозимых мехов составляла от 400 до 500 тысяч рублей. А весь государственный доход в это время не превышал 1 500 000 рублей, следовательно, ясак давал одну треть всех поступлений.

Напомню, что до XVIII века в России не было своего «домашнего» серебра для чеканки монеты, и для его покупки также требовались сибирские меха, главная российская конвертируемая валюта. «Можно с вероятностью сказать, — читаем в энциклопедии Брокгауза и Эфрона, — что инородцы, сами того не подозревая, содействовали развитию царского самодержавия: не будь в распоряжении у московских царей даровых соболей, лисиц и прочего, власть их, может быть, имела бы иной вид, иные общественно-экономические порядки были бы в русской земле».

Столетиями Сибирь находилась на периферии различных миров, европейского, среднеазиатского. И тут же, рядом — мир японский, североамериканский. Однако сколько раз происходила в истории, что периферии сдвигались, или поглощали друг друга, или создавали новые мировые культурные, индустриальные центры. В XIX веке сибирский публицист Н.М. Ядринцев, автор книги «Сибирь как колония», отмечал, что «колонизация (с смысле освоения) Сибири есть факт далеко не завершившийся». То же самое можно повторить и сегодня. Но можно повторить вслед за Н.М. Ядринцевым и это: «дух старого землепроходства, дух пионерства, проторения троп не умер и до сих пор в русском народе»? И тут же поставить цитату столетней давности — из труда профессора Томского университета П.Ю. Петри: «Отсутствие верного понимания настоящих потребностей Сибири обыкновенно ощущалось в России, да, до известной степени, ощущается и поныне». Да, и также будет правдой.

А настоящие потребности России заключается во вложении средства и народного труда именно в те регионы и сферы деятельности, где сосредоточена энергия. В недрах ли, в пространствах… И это самый разумный путь, ведь более четырех веков Россия имела временный резерв для освоения Сибири. А сегодня у неё остается один выход — Сибирь освоить. Потому что: какой в XXI веке будет Сибирь, такой быть и России!
 

ОБ АВТОРЕ: ЮРИЙ НАДТОЧИЙ

Родился 17 октября 1944 года в городе Ногинске Московской области. Десятилетку окончил в г. Моздоке, в Северной Осетии. В 1964 году начал писать стихи. В 1967 году поступил в Литературный институт имени А. М. Горького. После окончания института работал в районных газетах Архангельской, Вологодской областей, на Ямале, в пос. Яр-Сале Тюменской области, в районной газете «Правда тундры». В мае 1974 года с первым отрядом строителей-корчагинцев приехал на строительство Тобольского нефтехимического комплекса. В 1977 году в Средне-Уральском книжном издательстве выходят очерки «Гигант на Иртыше» о строительстве Тобольского комбината и сборник рассказов «Горячая земля». В 1979 году в Средне-Уральском книжном издательстве вышел коллективный сборник «Разбег», одним из авторов которого стал Ю. Надточий . Ю. Надточий пишет во многих жанрах — публицистика, драма, сценарии, стихи и поэмы, но основным жанром считает прозу.
В 1982 году в издательстве «Молодая гвардия» выходит книга прозы «Полет по ориентирам», за которую Ю. Надточий получил диплом Всесоюзного конкурса имени Николая Островского. В 1987 году Средне-Уральское издательство выпустило книгу для детей «Что нам стоит дом построить».
Очерки и рассказы печатал в журналах «Урал», «Уральский следопыт», «Север», «Сельская молодежь», «Литературная учеба», в еженедельнике «Литературная Россия». Стихи печатались в альманахах «Поэзия Севера», «Литературная Осетия», «Полярный круг». Ю. Надточий занимается поэтическими переводами на русский язык братских кавказских поэтов. Он участник VII Всесоюзного совещания молодых писателей (г. Москва), совещания молодых поэтов (г. Свердловск), Пермского и Оренбургского совещаний молодых литераторов. Член Союза писателей с 1984 года. Живет и работает в г. Тобольске.

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.