РИМСКИЕ КОЛОКОЛА: древний Рим и его колокола, которые многие века исправно выполняют свои функции – созывают на молитвы, сообщают время и бьют тревогу
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

РИМСКИЕ КОЛОКОЛА


 

МАРИЯ ЗОНОВА,
студентка МГИМО.


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

Мария ЗОНОВА Рим удивительно красиво выглядит с высоты птичьего полета: разноцветными заплатками приклеились друг к другу крыши домов, зелеными оазисами выделяются дворики, цветы на окнах и балконах, шатрами раскинулись купола, которые парят в безоблачном небе над умиротворенной и сладко дремлющей итальянской столицей, чутко охраняя ее сон. Вечный город спокоен и безмятежен вот уже много веков и его не будят тревожные набаты римских колоколов.

 

Колокол во все времена ассоциировался с двумя половинками одного целого – со Временем и с Бесконечностью. Небо над Римом не поет малиновым переливами, монотонный перезвон колоколов может показаться русскому уху даже несколько резким. Однако они всегда исправно выполняли свои функции: созывали на утреню и на вечерню, сообщали время, били тревогу…

Пытаться вычислить, сколько в Риме церквей – занятие бесполезное. Это все равно, что пытаться сосчитать звезды на небе, все время будешь сбиваться. Идешь по улочке, вдруг слышишь: бон-бон-бон. Откуда звон? От неприметной колоколенки маленькой церквушки в соседнем переулке. Их так много, что порой они заглушают друг друга, будто соревнуются в красноречии, спорят или рассказывают последние городские сплетни, а иногда сливают свои колокольные голоса в нежной любовной песне.

Именно в такой маленькой и неприметной церквушке в районе Трастевере, которой нет ни в одном путеводителе, ни на одной туристической карте, находится самый старый колокол Рима. Заглянув на уютную площадь ин Пишинула, в глубине вы увидите затертую меж домов Сан Бенедетто с миниатюрной, словно игрушечной колоколенкой. Именно здесь хранится колокол, отлитый в 1069 году. Старейший из всех, сохранившихся в городе. Остальные же были частично перелиты на пушки для обороны города. Те же, что уцелели, были вывезены из города во время нашествия норманнов под предводительством Робера Гвискара , покорившего в 1046-1071 годах всю центральную и южную Италию.

Колокольни – отдельная достопримечательность, они взмывают ввысь, к лазурному небу и легким облакам, изящно и горделиво высятся над низкими римскими постройками. Кажется, что чья-то неутомимая фантазия трудилась над тем, чтобы все они были разными, не похожими друг на друга. Одни – строги и величавы, другие – воздушны и кокетливы, третьи – причудливы и необычны.

Самая же экстравагантная, без сомнения, – колокольня университетской церкви Сант'Иво алла Сапиенца, спроектированная Борромини по заказу папы Урбана VIII, которая будто взмывает в небо, буравя его белокаменной спиралью своей колокольни. Здание церкви в плане напоминает пчелу: дань семейству Барберини, к которому принадлежал понтифик, на чьем гербе как раз изображены три пчелы.

А самая высокая колокольня Рима – красавица-звонница церкви Санта Мария ин Космедин, легкая и воздушная, в романском стиле, пристроенная в XIII веке к старинной, VI века, греческого храма. Раньше в этой зоне селились приезжие, и у подножия Авентинского холма, напротив Тиберинского острова, обитала большая греческая община. В портике храма находится еще одна достопримечательность Рима, так называемые «Уста Истины», огромная круглая плита с изображением какого-то языческого божества. По преданию, если лжец положит руку в ее страшную пасть, то мраморное чудовище немедленно ее откусит.
 

ПОДЗЕМНЫЙ МИР

Ничто не ушло, не оставив глубокого следа, морщинки на челе мудрого Рима. Античные колонны проглядывают то тут, то там сквозь средневековую кладку и барочные кружева. Удивительное явление, свойственное многим церквям города – это скрытые под землей святилища. Действительно, большинство базилик построены на фундаменте дворцов и храмов древнего Рима. Почти в каждой есть скрытый подземный этаж с тайной молельней, фресками или катакомбами. Когда здания буквально уходили под землю, поглощались культурным слоем и разрушались (в результате пожара или землетрясения, или каких-либо природных катаклизмов), сверху строили новые, не уничтожая их. Отчасти поэтому мы имеем сегодня так много примеров городской архитектуры и живописи первых веков христианства, спрятанных, словно заботливо прикрытых от непогоды и сильного ветра более новыми постройками.

В двух шагах от Колизея находится Сан Клементе, возведенная третьим папой после святого Петра, ставшим епископом Римским в 88-м году и закончившим свою жизнь в Херсонесе Таврическом, где по приказу императора Траяна его утопили. Удивительная трехъярусная базилика, пожалуй, самая потрясающая из всех римских церквей, названа в его честь. Ее ярусы, словно живая летопись, рассказывают нам обо всех вехах истории города, с I века нашей эры до периода барокко.

Самый верхний уровень, возвышающийся над землей, относится к XII веку. Он богато украшен, над его убранством работали величайшие художники. В уютном барочном дворике можно часами наслаждаться прохладой и тишиной. Из верхнего храма пологая лестница ведет вниз, к церкви святого Клемента, сооруженной в I-II веках нашей эры, в которой укрывались христиане в эпоху гонений. На самом нижнем этаже, где сохранился мозаичный пол жилого дома, построенного еще до Рождества Христова, устроена маленькая молельня – здесь похоронен святой Кирилл, брат Мефодия, просветитель, изобретатель славянской письменности. Именно они перевезли останки святого Клемента из Херсонеса Таврического в Рим спустя более семи веков после его гибели.

Самое обширное подземелье находится под церковью Сан Кризогоно, третьей по значению в районе Трастевере. Новая базилика была возведена в XIII веке на месте старой, датируемой V веком нашей эры. Храм был устроен в доме святого Кризогоно, который мученически погиб во время очередных гонений, а в подземелье можно найти остатки фресок (к сожалению, по большей части они в плачевном состоянии) древних захоронений и жилых домов.
 

В ПАМЯТЬ О МУЧЕНИКАХ

У основания Капитолийского холма разместилась церковь Сан Джузеппе деи Фаленьяни – Святого Джузеппе, покровителя дровосеков. Под ней сохранилась знаменитая Мамертинская темница, в которой содержались апостолы Павел и Петр. По преданию апостолы обратили в христианство не только других узников, но и охранников, которых тут же и крестили в источнике, чудесным образом забившем из голого камня темницы. Родник бьет в подземелье до сих пор, здесь же хранятся и другие реликвии: мраморный столб, к которому были прикованы ученики Христа, а также камень, на котором отпечатался лик Петра. Из Мамертинской темницы апостолы отправились на казнь: Павел был отведен по дороге Остьенсе за город, где ему отрубили голову, Петру же, который не являлся гражданином Рима, была уготовлена позорная смерть – его распяли на Яникульском холме. Сегодня на местах гибели апостолов стоят церкви – базилики Сан Паоло Фуори ле Мура и Сан Пьетро ин Монторио.

На площади Навона, теперешнем пристанище уличных художников, во времена Древнего Рима была большая овальная арена, зачастую использовавшаяся для проведения состязаний и публичных казней. На площади возвышается церковь Сант’Аньезе ин Агоне, творение Борромини, построенное на месте гибели одной из самых почитаемых римских мучениц. Юная девушка, будучи христианкой, отказалась выйти замуж за сына императора, так как была обязана почитать его как бога, а это противоречило ее убеждениям. За это она была предана позорной казни: ее отдали на растерзание диким зверям. Чтобы обесчестить святую Агнессу, было приказано раздеть ее, но на глазах собравшихся на зрелище язычников у девушки моментально отросли волосы, прикрыв наготу. Святая похоронена в катакомбах по дороге Номентана, над ее могилой возведены архитектурные шедевры IV века нашей эры: церковь Сант’Аньезе фуори ле мура и мавзолей Констанции, дочери (или племянницы) императора Константина, которая захотела быть похоронена радом со знаменитой мученицей. Мавзолей в 1254-м стал церковью. Из базилики святой Агнессы можно попасть в катакомбы, которые тянутся под землей на многие и многие километры. Еще одна мученица, погибшая за Веру – святая Цецилия, в память о которой на месте ее смерти в Средние века, около 820 года, папой Паскалем I была воздвигнута церковь Санта Чечилия – самая богатая художественными шедеврами из всех базилик той эпохи.

Историю молодой знатной римлянки увековечил Стефано Мадерно, создавший в 1595 году одну из самых удивительных скульптур Рима. Изваяние из белого мрамора покоится под алтарем. Оно настолько живо и трогательно, что издалека девушка кажется спящей, однако на шее Цецилии – страшная рана от кинжала. Когда современники увидели творение Мадерно, то были настолько потрясены его естественностью и выразительность, что родилась легенда, согласно которой, когда захоронение обнаружили, тело святой оказалось нетронутым, и моделью для скульптора служила сама Цецилия. Над алтарем – шедевр готического искусства, знаменитый балдахин работы Арнольфо ди Камбио (конец XIII века) а под ним, в крипте – остатки дома святой, в котором обнаружены следы раннехристианского культа и источник, водами которого совершалось таинство крещения. В монастыре при церкви можно полюбоваться прекрасными фресками Пьетро Каваллини, выполненными в то же время, что и балдахин, на которых автор изобразил сцену страшного суда.
 

НА СКЛОНАХ ЦЕЛИЯ

Самый старый монастырь на территории Рима, Сан Грегорио Маньо, был основан в шестом веке папой Григорием Двоесловом (Великим), который для этого приспособил собственный дом. Гармоничный белокаменный фасад у подножия холма Целий утопает в зелени и цветах. Двери обители кажутся негостеприимно запертыми наглухо, но попасть туда не стоит труда: нажмите на кнопку звонка и сторож непременно пустит вас. В непривычной для римских храмов абсолютной тишине и отсутствии посетителей вы сможете вдоволь налюбоваться на местные достопримечательности: это кресло-трон папы Григория, сделанный из белого мрамора и покрытый искуснейшей резьбой, хранящийся в капелле справа от алтаря, выполненной в византийском стиле. Стоит полюбоваться и на чудесный монастырский дворик, в котором братия выращивает фруктовые деревья и цветы. Отсюда открывается великолепный вид на Колизей и на руины дворцов Палатинского холма. Особую художественную ценность представляют три оратории, в которые можно попасть из сада: они посвящены святой Сильвии (матери Григория Двоеслова), святому Андрею Первозванному и святой Варваре, расписаны сюжетами из их жития. Сегодня за обителью следят монахи-камальдолезцы.

Отсюда можно подняться по направлению в вершине Целия по тихой, закованной с обеих сторон в высокие неприступные стены, улочке, пройдя под контрфорсами арочек. На пустой площади красуется древний храм Санти Джованни э Паоло, названный в честь двух римских офицеров, Иоанна и Павла, чьи дома были найдены под церковью в результате проведения очередных раскопок. Согласно легенде, они верой и правдой служили императору-христианину Константину, но отказались подчиняться императору-язычнику Юлию. Внутри храм незатейлив и даже гол, но его безусловным украшением можно считать причудливую колокольню с разноцветными мраморными колоннами. Звонница была построена в XII веке при папе Адриане IV Брейкспире на фундаменте античного храма Клавдия

Еще одна средневековая церковь Целия – монастырский комплекс Санти Куаттро Коронати, напоминающий скорее военное укрепление, а не культовое сооружение. Основанный в конце IV века, он пережил нашествие норманнов в 1084 году, хотя и сильно пострадал. Папа Пасхалий перестроил базилику в XII веке, значительно уменьшив ее площадь: на месте центрального нефа старой церкви помещается весь современный трехнефный храм, а апсида находится под углом относительно основного помещения – это сохранившаяся часть древнего строения. Из очаровательного внутреннего дворика можно попасть в капеллу Сан Сильвестро с фресками 1246 года, один из самых значительных памятников римского Средневековья. Для этого вам придется попросить ключ у монахинь, которые, будучи в затворе и не имея разрешения общаться с посетителями, передают его через старинный механизм.
 

РИМСКАЯ ГОТИКА

В Риме чрезвычайно непросто встретить образец чистого стиля: город очень пестр и разнообразен, у него слишком богатая история, чтобы выглядеть «задуманным и сотворенным в один день». И все же здесь господствует тяжелый, основательный и торжественный романский стиль и легкомысленный, воздушный и невесомый барокко. Церковь Санта Мария сопра Минерва – исключение, это практически единственный готический храм во всем городе. Базилика, посвященная Богоматери, построена на развалинах древнего храма богини Минервы, что и отразилось в названии. Перед входом стоит знаменитый мраморный слоник работы Бернини и держит на спине египетский обелиск. Существует поверье, что счастливчик, сумевший дотянуться до кончика его хвоста, не будет знать финансовых затруднений, а в жизни ему всегда будет сопутствовать удача.

Простой и невыразительный фасад церкви резко контрастирует с ярким и богатым интерьером. В ней похоронено множество выдающихся людей: в хрустальном саркофаге под главным алтарем храма покоится святая Катерина Сиенская, очень почитаемая в Италии святая, покровительница Сиены, освободительница пап из Авиньонского пленения; здесь же, справа от алтаря, похоронен Беато Анджелико. Самая интересная и известная капелла церкви – Карафа, где находятся великолепные работы Филиппино Липпи – волшебное «Успение Богородицы» и «Апофеоз Фомы Аквинского». Слева от алтаря, на клиросе, находится скульптура Микеланджело «Воскресший Христос». Церковь принадлежала и принадлежит отцам-доминиканцам, опоре Инквизиции, и именно в дворике монастыря когда-то состоялся суд над Галилео Галилеем.
 

КРУЖЕВО БАРОККО И «ЮБИЛЕЙНЫЕ» БАЗИЛИКИ

В период расцвета барокко весь Рим, казалось, облачился в кружева, и причудливые и легкомысленные завитушки украсили строгие романские фасады и интерьеры. Пожалуй, именно барокко представлен в современном городе наиболее широко. Добрая половина всех базилик Вечного города выполнена в этом стиле, или с использованием его элементов. Двумя абсолютными шедеврами барокко называют две маленькие церквушки на Квиринальском холме, которые, подобно их создателям, на протяжении всей своей жизни пытаются доказать друг другу и всем вокруг собственное превосходство. Это Сан Карло алле Куаттро Фонтане (святого Карла у четырех фонтанов) работы Борромини и Сант'Андреа аль Квиринале, созданный Бернини. Овальная церковь святого Андрея была отделанна Бернини розовым мрамором и названа «жемчужиной барокко». Тогда его амбициозный и завистливый соперник Борромини создал еще более изящную и оригинальную игрушку – Сан Карло, или, как ее чаще называют, Сан Карлино, больше напоминающую дорогую музыкальную шкатулку или воздушное безе, чем сооружение из камня. Ее размеры настолько малы, что она могла бы поместиться целиком в одной колонне собора Святого Петра!

С XVI века пилигримы, отправляясь в паломничество в Рим в юбилейный год, шли с целью посетить семь основных церквей: это четыре так называемых «патриархальных» базилики – Сан Пьетро, Сан Джованни ин Латерано, Санта Мария Маджоре, и Сан Паоло Фуори ле Мура и три «младших» – Санта Кроче ин Джерусалемме, Сан Себастиано Фуори ле Мура и Сан Лоренцо Фуори ле Мура. На итальянском языке слово Jubileo употребляется только в значении «юбилейный год», то есть год, когда Папа Римский открывает Святые Врата (они есть во всех «патриархальных» соборах), пройдя через которые верующие очищаются от всех грехов и обретают вечную жизнь. Первым юбилейным годом стал 1300, и сегодня святые двери открываются раз в 25 лет. Раньше промежуток был более полувека, но Ватикан решил, что нужно дать каждому поколению возможность пройти обряд очищения от грехов.
 

СОБОР СВЯТОГО ПЕТРА

Когда холодно, тоскливо и одиноко, спасение от грусти – под куполом Собора Святого Петра. Величественный, роскошный, поражающий воображение размерами и богатством убранства, он как будто создан для того, чтобы, придя сюда, человек мог попасть в совершенно иной мир, подняться над бытием, забыть про все свои печали и неудачи. Только свет, тепло, красота! И великолепие фресок и мозаик, совершенство мраморных изваяний, да ослепительный луч света, который проникает внутрь собора через витраж, изображающий белую голубку – символ надежды. Собор кажется огромным, как Вселенная. А все заботы и печали неожиданно кажутся маленькими и ничтожными. Внимая божественным звукам органа, можно раствориться в музыке, сердце замирает, душа взмывает ввысь, под самый купол, в поднебесье...

Об одном только Соборе святого Петра написаны тома и тома исследовательских работ. Сан Пьетро – самая главная базилика Рима – не носит статут «кафедрального собора» столицы, это приоритет Сан Джованни ин Латерано, которая была папской резиденцией до XV века. Николай V решил, что церковь, посвященная святому Петру и заложенная на месте, где он похоронен, должна быть более роскошной и торжественной, чем та, что построена при императоре Константине и существовала там с 326-го года. Тогда он повелел снести старую, обветшалую базилику (ее остатки, так же, как и могилу Петра, мы можем видеть в Ватиканских гротах, подземной части Сан Пьетро) и вместо нее построить новую, затмившую своим великолепием все существовавшие доныне храмы. Однако его колоссальные размеры – храм занимает более 22 тысяч квадратных метров – вообразить невероятно трудно. Представьте, например, что на золотой ленте с латинскими буквами, окаймляющей купол, смогли бы свободно разъехаться две повозки, запряженные пятеркой лошадей.

В работе над собором приняли участие величайшие архитекторы и художники. Такие, как Микеланджело, Рафаэль, Бернини, Мадерно. В Сан Пьетро хранится знаменитая «Пьета» Микеланджело. В колоннах, образующих центральное пространство под куполом, хранятся различные реликвии, о которых красноречиво говорят фигуры, изображенные на нем. Отсюда можно либо подняться на купол, с которого открывается самая удивительная панорама города, либо спуститься вниз, в Гроты, где покоятся многие могущественные люди мира сего, светские правители и папы. В целом Риме нет ни одного здания выше Сан Пьетро: по этому поводу был издан специальный указ.

Площадь перед базиликой – один из самых гармоничных архитектурных ансамблей в мире – работа Джан-Лоренцо Бернини, на создание которой он потратил одиннадцать лет, с 1656 по 1667 год. Ее обрамляют две колоннады со 140 статуями святых, олицетворяющие руки Церкви, которые, с одной стороны, защищают верующих, с другой – никого насильно не удерживают. Считается, что граница между Италией и Ватиканом проходит строго по линии, делящей площадь пополам. Двумя круглыми плитами посреди площади отмечены места, с которых можно наблюдать интересное явление: как четыре ряда колонн каждой сливаются в один.
 

КУРЬЕЗЫ И ПРИЧУДЫ КАТОЛИКОВ

В римских церквях нередко можно встретить нечто такое, о возможности существования чего в контексте религии, в католических храмах, вы никогда не смогли бы предположить. Например, стены базилики Санто Стефано Ротондо Помаранчо расписал сценами истязаний мучеников за христианство, изобразив пытки с таким ужасающим натурализмом и правдоподобностью, что слабонервным лучше сюда не заглядывать. Картины поражают жестокостью и кровожадностью. Церковь известна в меньшей степени, чем она бы того заслуживала отчасти из-за многолетних раскопок, на время которых доступ к ней был прекращен: под базиликой обнаружили древнее святилище, от которого она и унаследовала причудливую круглую форму.

Интересно, понимал ли понятие благодетели и Джан Лоренцо Бернини, оставивший нам две потрясающие по своей эротичности скульптуры – «Экстаз Святой Терезы», находящийся в капелле Корнаро церкви Санта-Мария делла Виттория (Святой Марии Победительницы), которая находится неподалеку от вокзала Термини, и «Экстаз блаженной Людовики», хранящийся в Сан Франческо а Рипа в районе Трастевере? Обе девушки, в истоме, с томно опущенными веками и приоткрытым ртом, изнывают в религиозном экстазе. Вся кощунственность подтекста, однако, не умаляет несомненных художественных достоинств скульптур, безусловных шедевров Бернини. В церкви Сан Франческо можно также посетить келью, в которой жил Святой Франциск Ассизский во время своего пребывания в Риме и посмотреть на его, как полагают наиболее реалистичный, портрет.

А крипта базилики Иммаколата Кончеционе (непорочного зачатия Девы Марии), находящейся на фешенебельной улице Венето, украшена аккуратно и симметрично уложенными человеческими костями отцов-капуцинов. Это своеобразное произведение искусства появилось, когда монастырь с расширением города переселили из района Фонтана Треви, и братия не захотела расставаться с останками своих предшественников. Так как земли для перезахоронения такого количества усопших не было, настоятель нашел необычное решение. Дамы от такого зрелища могут упасть в обморок, но сами монахи считали, что это должно способствовать медитации и размышлению о вечном и бренном.

Церковь Сан Джованни деи Фиорентини, воздвигнутая в XVI веке, как это следует из названия, флорентийцами, считавшими себя элитой и желавшими иметь свой собственный храм, помимо несомненных художественных достоинств, любопытен двумя фактами. Здесь похоронен Борромини, который покончил жизнь самоубийством. Как такое могло произойти? Знаменитый скульптор пронзил себя шпагой, но не очень удачно, поэтому в долгих предсмертных мучениях успел исповедоваться и причаститься. А еще это единственная базилика, куда пускают кошек и собак: они якобы тоже способны испытывать религиозные чувства.

В капелле Святого Игнатия главной иезуитской церкви Иль Джезу (храм Иисуса), хранятся мощи святого Игнатия Лойолы, основателя ордена. Здесь же находится скульптурная группа «Триумф истинной веры над ересью». Любопытно, что вплоть до недавнего времени на книге, которую держит Ересь, значился и Лютер, однако при последней реставрации надпись исчезла.

В базилике Сант'Иньяцио можно полюбоваться на самый безукоризненный «фальшивый» купол в мире. Монументальная церковь и так своей массой и скрытой мощью полностью подавляет игривую и больше всего похожую на театральные декорации площадь. А если изначальный проект, предусматривавший настоящий купол, был бы реализован, то сразу несколько кварталов оказались бы погруженными в вечный полумрак. Однако когда входишь в храм и поднимаешь глаза вверх, очень трудно предположить, что просторный купол и украшенный скульптурными группами и фресками, из окошек которого струится приглушенный солнечный свет, – ненастоящий. Впечатление только усиливается, когда вы начинаете приближаться к центральной части базилики, однако постепенно колонны начинают крениться и, оказавшись у алтаря, можно полюбоваться картинкой, вошедшей во все учебники по архитектуре и изображению перспективы.

Мы уже говорили о том, что много базилик возникло на месте мученичества, гибели или захоронения святых. А церковь Санта Мария дель Пополо была возведена на месте, где был похоронен… Нерон! В средние века считалось, что на его могиле поселилась нечисть, а Пасхалий II прошел вокруг кладбища с крестным ходом, нашел прах ненавистного императора и выбросил его воды Тибра, после чего на месте «борьбы папы с чертями» возникла церковь, посвященная Богоматери. В создании современной базилики принимали участие Рафаэль, Пинтуриккьо, Браманте, Бернини… Особенное внимание стоит обратить на капеллу Киджи (два надгробия, купол, статуи двух пророков – Ионы и Илии – работы Рафаэля, других же – Аввакума и Даниила – Бернини). Необыкновенные росписи Пинтуриккьо – «Рождество» в капелле Делла-Ровере и «Поклонение волхвов» за алтарем и два истинных шедевра Караваджо – «Обращение Савла» и «Распятие апостола Петра» в капелле Черази делают Санта Мария дель Пополо одной из самых выдающихся базилик Вечного города.
 

РЕЛИКВИИ И СОКРОВИЩА

Почти в каждой церкви Рима есть своя святыня, бережно хранимая и почитаемая: это мощи святого, или чудотворная икона, или какая-нибудь реликвия – одежда, предмет обихода, которые принадлежали святому. Вспомнить и перечислить их все практически невозможно, к тому же утомительно и малоинтересно. Можно лишь привести какие-то наиболее яркие примеры. А если вас это заинтересует, то в любом храме вам с удовольствием расскажут о местной святыне.

В базилике Санта Кроче ин Джерузалемме хранится табличка с креста со словами «Иисус-назореянин, Царь Иудейский», гвоздь, которым распинали Иисуса, несколько терновых шипов из его венца, землю с Голгофы и перекладину креста доброго разбойника. Все эти реликвии святая Елена привезла из Иерусалима.

В знаменитейшей римской базилике, Сан Пьетро ин Винколи (Святого Петра в Веригах) действительно хранятся вериги – цепи, в которые был закован Святой Петр. Здесь же можно полюбоваться на одну из самых лучших работ Микеланджело – Моисея. Скульптура была выполнена для гробницы Юлия II, но воплотить грандиозный проект в жизнь не удалось, и теперь отдельные скульптуры разбросаны по различным музеям.

На Капитолийском холме расположилась Санта Мария ин Аракоэли – церковь, богатейшая историческими, художественными, архитектурными и религиозными памятниками, которая заслуживает того, чтобы написать о ней отдельную книгу. Согласно легенде, базилика возведена на том самом месте, где императору Августу было видение Богородицы с младенцем, которая поведала ему о грядущем рождении Спасителя. Сегодня старый храм превратился в один из приделов Санта Мария ин Аракоэли, в капеллу, посвященную святой Елене, матери императора Константина. В базилике до недавнего времени находился знаменитый «Бамбино»: фигурка младенца-Христа, вырезанная в XV веке из дерева, выросшего в Гефсиманском саду, монахом-францисканцем. Считается, что он исцеляет от всех болезней, приносит (или возвращает) в дом мир и достаток, может даже воскрешать из мертвых. Но в 1994 году «Баибино» был похищен. Итальянская полиция ищет драгоценную реликвию до сих пор, а сама фигурка пока заменена копией.
 

СОКРЫТЫЕ ЖЕМЧУЖИНЫ

Рим – город, хранящий в себе тайну. И посему каждая новая встреча с ним всегда полна новых и удивительных открытий. Мимо скольких необычайно красивых церквей проходит посетитель в первый раз, потом во второй, и в третий, пока, наконец, не обнаруживает для себя маленькое сокровище, истинную жемчужину, надежно спрятанную от посторонних глаз в неброской раковине! Это сравнение как нельзя лучше подходит многим храмам Рима, которые, по совершенно разным причинам, оказались встроенными в дворцовые комплексы, скрыты от глаз случайных прохожих.

Такова, например, расположенная в самом сердце города и ставшая одним из элементов ансамбля Палаццо Венеция древняя церковь Сан-Марко. Ее ренессансный фасад, ставший стеной исторического дворца, вмещавшего посольство этой «Царицы морей», смотрит на площадь Ара Коэли, Капитолийский холм и лестницу, спроектированную Микеланджело – само воплощение гармонии. Церковь эта очень древняя, она восходит к 336 году, однако претерпела значительную перестройку при папе Григории IV, что запечатлено на мозаике, на которой изображены Спаситель в окружении ангелов и папа. Что-то в этом храме едва слышно, но весьма настойчиво подсказывает нам о его принадлежности островной республике: не то изящность и легкость портика, не то обилие золота и византийские мотивы, не то резные потолки с изображением львов, символа Венеции и ее покровителя – святого Марка.

Палаццо Канчеллерия – Канцелярия Инквизиции, дворец клерикального правосудия – вобрал в себя гораздо более древнюю церковь Сан Лоренцо ин Дамазо. В просторном дворике палаццо сегодня устраивают музыкальные представления, но стоит вам попробовать полюбопытствовать и зайти «куда не следует», то к вам моментально подбежит невесть откуда появившийся человек в рясе и вежливо, но настойчиво, попросит немедленно убраться: Ватикан хранит свои тайны. Церковь занимает добрую половину всей территории дворца. В вечно царящем здесь полумраке таинственно поблескивает золоченый потолок и смотрят на редких посетителей лики святых и Спасителя с древнего распятия.

Однако звание «самой незаметной», пожалуй, по праву принадлежит церкви Сан Лоренцо ин Пишибус, спрятавшейся в паутине улиц района Борго, близ собора Святого Петра и замка Святого Ангела. В результате работ по переустройству квартала для открытия панорамной улицы Кончильяционе церквушка лишилась даже фасада и входа с улицы, и теперь даже не все местные жители знают о ее существовании. Однако если внимательно приглядеться, то, проходя по Борго Санто Спирито, можно заметить наполовину вросшую в землю средневековую апсиду Сан Лоренцо. Для того чтобы попасть внутрь, нужно обладать смекалкой и коммуникабельностью: позвонив привратнику в дом под номером 24 по улице Пфайфер, вы имеете шансы посмотреть древнюю базилику, основанную еще во второй половине VI века.
 

ОБЪЯТЬ НЕОБЪЯТНОЕ?

Невозможно, но посмотреть можно! И нельзя нарисовать целостного портрета – лишь несколькими мазками набросать эскиз «на скорую руку». Величайшие шедевры мировой живописи и архитектуры заботливо хранят под своими сводами сотни римских церквей. Столько всего хочется написать про вторую по величине базилику Рима Сант'Андреа делла Валле, в капеллу которой Пуччини поместил первый акт «Тоски», и про малюсенькую с собственным органчиком Сант'Антонио дей Портогези, и про знаменитую Сан Луиджи дэй Франчези в которой находятся три признанных шедевра Караваджо – «Апостол Матфей и ангел», «Призвание апостола Матфея» и «Мученичество апостола Матфея», и про Сан Рокко, на стене которой можно видеть следы разливов Тибра и отметки высоты наводнений, и про Тринта дэй Монти, венчающую лестницу на площади Испании, про Сант’Эустакио, Сан Джироламо дельи Кроати, Мартино ай Монти…

Да, необъятного действительно не объять. Но посмотреть – стоит.

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.