ЧТО НАПИСАНО… В КОНСТИТУЦИИ? Мысли об Основном законе России и необходимых в нем дополнениях, учитывающих проблемы культуры человека и его воспитания
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ЧТО НАПИСАНО… В КОНСТИТУЦИИ?


 

ВАЛЕНТИН КОВАЛЬЧУК,
инженер-конструктор (Нижний Новгород).


 

 

 

Journal Senator — Журнал СЕНАТОР

Валентин КОВАЛЬЧУК Возможно ли достичь успеха в модернизации государственной и общественной системы в России без соответствующих изменений в Основном Законе – в Конституции Российской Федерации? И найдется ли в ней место понятию «нравственность», всегда столь важному для многонациональной и многоконфессиональной России?…
 

Внутреннее положение в нашей стране после реформ, начало которым было положено в 1992 году, можно сравнить с положением в царской России после отмены крепостного права. Тогда большая и лучшая часть земельной собственности оказалась в руках помещиков, но это не помогло им стать успешными предпринимателями.

Через 18 лет после начала реформ в современной России мы можем констатировать, что они фактически дали результат, подобный реформе 1861 года: бывшая общая собственность перестала быть общей, но, как когда-то помещики, новые собственники также не сумели использовать ее с должной эффективностью. И это одна из причин неблагополучия в нашей экономике.

Неблагоприятным для нас фактором является и то, что руководству страны явно не хватает квалифицированных кадров. Одни и те же имена и лица уже много лет мелькает на экранах телевизоров, в сообщениях радио, печати, напоминая о возникновении в стране новой правящей элиты как некоего аналога коммунистической номенклатуры. Не справившегося с работой на одном месте, назначают на другое, не менее важное, провалился тут, его ставят на третье.

Пришло время для исправления сложившегося положения, необходимы какие-то новые решения, и одним из них может стать создание в стране общегосударственной системы воспитания человека. Но такая задача у нас пока не поставлена. Правда, время от времени поднимают вопросы, имеющие отношение к воспитанию, но они никогда не затрагивают его в целом. Очевидно, давно пора рассмотреть эту проблему во всей ее полноте.

Мир вступает в стадию постиндустриального общества, для которого главной движущей силой становится человек-творец, и в этих условиях многократно возрастает роль знания и, что для нас особенно важно, умения превращать его в высокоинтеллектуальный и высокотехнологичный продукт.

Россия отстает в этом деле от передовых стран, хотя шанс найти свое место в новом мире у нас имеется. Создание общегосударственной системы воспитания человека наряду с другими мерами поможет нам реализовать его, решить и многие другие вопросы, в том числе и проблему дефицита квалифицированных кадров, способных вывести страну в постиндустриальном мире на передовые позиции.

В своей предвыборной программе Д. Медведев главным нашим богатством назвал человека, человеческий капитал, а инвестиции в человека – национальным приоритетом. Создание системы воспитания человека, которая даст нам возможность готовить этот капитал в необходимом количестве и качестве – чем не объект для таких инвестиций? К сожалению, и сегодня воспитанием своего народа на требуемом уровне государство не занимается. Главными воспитателями вот уже скоро 20 лет были и остаются СМИ и… шоу-бизнес. Но непременное условие благополучия их – прибыль, а во имя нее часто делается вовсе не то, что требуется обществу.

Очевидно, что основная роль в воспитании человека должна принадлежать государству в лице его власти, ибо именно оно имеет в нем непреходящий интерес и обладает необходимыми для этого средствами. Нужна только политическая воля государственной власти. И пока она думает над этим, посмотрим сами, что мешает нам поставить в повестку дня такой вопрос, и начнем дело с рассмотрения того, что является основой системы воспитания, её стержнем, обеспечивающим единый подход к решению стоящих на этом пути задач – с государственной идеологии.
 

О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИДЕОЛОГИИ

В нашем прошлом мы имели две взаимоисключающие идеологии. В царской России это было христианское православие, в СССР – марксизм-ленинизм. На их основе было построено государственное законодательство и функционировала система воспитания, охватывавшая практически все население страны.

Особенностью современной России впервые в нашей многовековой истории является отсутствие вообще какой-либо государственной идеологии. Пришедшее после краха СССР к власти в стране руководство принятие определенной идеологии для нее сочло ненужным, что было закреплено в Конституции статьёй 13,п.2: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Нет государственной идеологии, значит, нет и основы для построения системы воспитания. Однако подождем с таким выводом.

С момента принятия Конституции России прошло 17 лет, но, несмотря на отсутствие идеологии мы, хоть и не так быстро, как хотелось бы, все же движемся вперед – ведь принимаются законы и укрепляется стабильность в стране. Так может быть действительно без государственной идеологии можно обойтись? Нет, без нее мы не обойдемся, да и не обходимся.

Объяснение этого парадокса состоит в том, что независимо от названной статьи Конституции «государственная или обязательная» идеология в стране все же имеется. Она существует и реально действует вопреки словам её, воплощаясь в принимаемых законах и других актах государственной власти. И происходит это потому, что любая статья Конституции своим появлением обязана идеологическому обоснованию ее. А что это в сумме как не государственная идеология?

Вспомним, что в нашем советском прошлом на документе под заглавием «Конституция» на обложке его стояло подзаглавие «Основной закон». И это не случайно. Тем самым еще раз подчеркивалось, что Конституция СССР законодательно утверждает ту идеологию, на которой она построена.

Сегодня у нашей Конституции такого подзаглавия нет. Но разве от этого что-то изменилось? Наши законодатели, разрабатывая федеральные законы, руководствуются статьями ее, Конституционный суд принимает решения по спорным вопросам, опираясь не только на статьи Конституции, но и сообразуясь с духом ее, т.е. с теми идеями, которые заложены в ней, а еще точнее – с той идеологией, на которой она построена. Да и можно ли вообще разработать Основной закон, как и любой другой, не опираясь на идеологию? И, следовательно, поскольку у нас есть Конституция, постольку есть и государственная идеология. Вот она и позволяет нам существовать и развиваться именно так, как это происходит, не лучше и не хуже. Ну, а если идеология есть, то соответственно и поставленную нами задачу можно сформулировать таким образом: позволяет ли Конституция и ее идеология построить в стране общегосударственную систему воспитания человека, отвечающую национальным интересам?
 

КОНСТИТУЦИЯ И ВОСПИТАНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Приступая к рассмотрению этого вопроса, прежде всего, уточним, что означает для нас «воспитать человека», исходя из тех требований, которым по нашему пониманию должна отвечать предлагаемая система воспитания.

Имея ввиду ситуацию, в которой сегодня находится Россия, и те задачи, которые стоят перед нашим обществом, она должна разъяснить нашим гражданам, в чем заключаются наши главные проблемы и каковы коренные интересы каждого из нас в отдельности – как народа в целом, так и государства и его власти? В чем эти интересы совпадают, как они сочетаются и отражаются в законах и принципах государственного устройства и превращаются в итоге нашей совместной деятельности в нужный нам всеобщий результат – подъем экономики, решение демографической проблемы, обеспечение безопасности страны и т. п.

Это одна, первая часть воспитательной работы, касающаяся взаимоотношений народа и власти. Есть и другая, не менее важная сторона, рассматриваемая нами как процесс, начинающийся с рождения человека и продолжающийся всю жизнь его, которая и есть собственно то самое воспитание, которое подразумевается, когда о нем говорят в быту. Оно имеет целью научить человека правилам поведения в обществе, дать ему образование – общее, высшее и профессиональное; помочь ему приобрести трудовые и профессиональные навыки; преподать ему должные представления о роли семьи и общества, о долге, чести и достоинстве его как человека и гражданина великой страны; привить любовь к своему Отечеству и его истории; научить здоровому образу жизни, включающему в себя физический труд и физическую культуру; бережное отношение к окружающей среде и многое другое.

Вот главное содержание или два вида задач, которые должны быть решены будущей системой воспитания человека. И если на все названные выше потребности воспитания посмотреть через призму разъяснения слова «воспитать» в популярном «Толковом словаре русского языка» С.Ожегова и Н.Шведовой и систематизировать их, оставив в стороне главное и необходимое, но не рассматриваемое нами требование вырастить ребенка, то все они могут быть приведены к пункту первому их толкования, включая четыре остающиеся составляющие: обучение правилам поведения, образование, духовное и физическое развитие.

Ну, а теперь, уточнив наше понимание воспитания и решаемых им задач, давайте посмотрим, что по этому поводу говорит нам Конституция:

Статья 7, п.1: «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих… свободное развитие человека»;

Статья 38, п.2: «Забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей»;

Статья 41, п.2: «В Российской Федерации… поощряется деятельность, способствующая…развитию физической культуры и спорта».

Далее: статья 43 посвящена образованию, а в статье 72, п.1е сказано, что в совместном ведении Российской Федерации и её субъектов находятся «общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта». А в статье 114, п. «в» говорится, что Правительство Российской Федерации обеспечивает проведение в стране единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения социального обеспечения, экологии. И все.

В приведенных статьях Конституции мы находим указания о «свободном развитии», «развитии физической культуры», об образовании, «общих вопросах» воспитания, но нет ни одного слова о духовном развитии и правилах поведения. Наверное, они могут находиться в статьях о «свободном развитии» и «общих вопросах», но такое утверждение не может быть бесспорным и потому приходится признать, что эти две составляющие воспитания Конституцией не рассмотрены.

О воспитании в целом, когда можно не сомневаться, что речь идет обо всех его составляющих, говорится один раз и кратко, но достаточно ясно, чтобы понять, что обязанность, а следовательно и ответственность по воспитанию детей возлагается только на родителей и более ни на кого.

С таким подходом вряд ли можно согласиться, так как родители могут быть полностью ответственны за воспитание своих детей только до тех пор, пока они живут в семье, общаясь лишь с родителями. Однако наступает время, когда дети выходят в общество. Многие вначале оказываются в детсадах, затем обязательная школа, далее институт, производственный коллектив. И вот тут-то выясняется, что воспитателей немало, но почему-то никто из них, кроме родителей, в Конституции не удостоился ее внимания. Еще более удивляет то, что она не упоминает о существовании еще двух непременных и активнейших участников воспитания – культуры и СМИ, изначально одна из функций которых – духовное развитие человека, то есть главнейшая составляющая воспитания. И как следствие, духовное развитие человека и обучение его правилам поведения оказались на попечении этих фактически никем и ничем контролируемых монополистов, которые уже много лет, безнаказанно и невзирая на возмущение общества, творят то, что мы ежедневно видим, слышим и читаем.

Такой пробел в Конституции, конечно, не случайность. В нем можно увидеть влияние на её составителей их либерального представления о демократии и сопутствующей ей свободе, граничащей с вседозволенностью. Все требования общества о наведении порядка в этом вопросе отвергаются как недопустимое нарушение демократического принципа свободы слова и творчества, и введение цензуры.

С точки зрения тех, кто находится под впечатлением этих словосочетаний, проблема кажется неразрешимой, тем более что либеральные авторитеты из СМИ утверждают, что государство «ни под каким предлогом не должно вмешиваться в деятельность СМИ». Однако вряд ли здесь правомерно говорить о вмешательстве и тем более о нарушении свободы и введении цензуры. Речь идет об ответственности за воспитательную деятельность и не более того, ибо воспитание человека – наша общая забота и общая ответственность, в том числе и государства, и СМИ, и культуры, – уходить от нее не имеет права никто. Монополизм неконтролируемых обществом сил в этой сфере должен быть ликвидирован, каждый участник процесса воспитания назван и нести ответственность за результаты своей деятельности с учетом всей нашей культуры и традиций. Это и есть демократия.

Рассматривая вопрос воспитания, и помня отмеченные выше особенности Конституции Российской Федерации, нельзя не обратить внимание и на то, как толкует понятие «воспитать» новый «Толковый словарь современного русского языка» В.Лопатина и Л.Лопатиной (2009 г), разработанный Институтом русского языка Российской Академии наук. При прочтении его выясняется нечто неожиданное: оказывается, по мнению РАН, сегодня наиболее распространенное в обществе понимание воспитания – это вырастить ребенка, дать образование, обучить правилам поведения. Духовное и физическое развитие из этого разъяснения исключены,

Такое существенное различие с Ожеговым и Шведовой кажется невозможным, но объяснение, пожалуй, найти можно: новое толкование по сути вполне совпадает с отношением Конституции к духовному развитию человека. Что касается физического развития, то исключение его из воспитания также в ее духе: ведь она всего лишь поощряет чью-либо деятельность в этом направлении, но не включает ее в программу государственной работы. Подтверждается это и тем, что сегодня в составе нового правительства уже нет государственного комитета по развитию физической культуры и спорта, а есть Министерство туризма, спорта и молодежной политики, в котором о физической культуре заботиться не требуется.

В предисловии к словарю Ожегова и Шведовой сказано: «…этот словарь полностью освобожден от тех навязывавшихся извне идеологических и политических оценок именуемых понятий, от которых ни авторы, ни редактор не в силах были освободиться».

Этим словам можно верить, ибо они были сказаны в 1992 году, когда мы наслаждались разгулом свободы, а политикам было не до словарей. Но времена меняются, и изменение понятия «воспитать» в новом словаре, можно предположить, обусловлено именно политической необходимостью привести толкование его в соответствие с идеологией Конституции. В любом случае авторы этого словаря уже не могут утверждать (да и не делают они этого), что их труд свободен от влияния на содержание его неких политических и идеологических сил. В свою очередь это подталкивает нас продолжить сравнение двух словарей и уточнить, насколько глубоко воздействие этих сил сказалось на понимании и отдельных составляющих воспитания, таких как образование и духовность.

Здесь тоже есть новое. Ныне образование – это только получение знаний. Приобретение навыков, т.е. умения применять знания на деле, сюда уже не входит. В понятии духовности – существенное снижение требований к человеку. Из него исключено упоминание нравственных интересов и вместе с ними не стало количественного измерения духовности, величина которого точно установлена в определении Ожегова, Шведовой. У них духовность – свойство человека, состоящее в преобладании духовных, нравственных и интеллектуальных интересов над материальными. Лопатиным же достаточно только «наличия духовных, интеллектуальных интересов».

Стоит ли говорить, что все эти изменения в новом словаре сделаны под влиянием какого-то иного понимания нашего будущего. Одновременно они наглядно свидетельствуют о том, что государственная идеология в стране не только имеется, но и активно действует, вопреки всем демократическим принципам подчиняя себе науку. В связи с таким открытием нам следует разобраться еще в одном вопросе: как Конституция решает вопрос нравственности, ибо новый словарь пытается вытеснить её из сферы духовности, хотя к воспитанию она имеет прямое отношение.
 

КОНСТИТУЦИЯ И НРАВСТВЕННОСТЬ

Нравственность в Конституции упоминается один раз в статье 55, п.3: «Права и свободы человека могут быть ограничены только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты… нравственности».

Государство готово защищать нравственность, однако в федеральном законе о СМИ, которые чаще многих ее нарушают, такого пункта нет. А когда вопрос о её защите все же возникает, то законодатели никак не могут договориться и решение проблемы предлагается передать или самим нарушителям нравственности (как это было при обсуждении в Государственной Думе вопроса об электронных СМИ), или разного рода общественным советам, что так же не менее бессмысленно.

Если законодатели не могут найти согласованного решения этого вопроса, то не удивительно, что они ищут на это ответ там, где его нет – в Конституции, не замечая, что статья ее – всего лишь красивая фраза, которая в жизни неисполнима по одной простой причине: общепризнанных норм нравственности в стране сегодня не существует. А произошло это потому, что наши «реформаторы», вступая на путь демократического развития и опираясь на опыт западной демократии, провозгласили Россию светским государством, отделив от него церковь. При этом они, вероятно, не задумались о возможных последствиях.

Исторически сложилось так, что во всем мире понятия нравственности утверждались в жизни общества религиозными законами. И если уж мы решили отказаться от религиозной идеологии, то должны были бы те утраты, которые непременно понесем, компенсировать соответствующими положениями в идеологии государственной, т.е. в Конституции. Ничего такого сделано не было, более того государственной идеологии было вообще отказано в праве на существование, и потому, отделив церковь, мы фактически отказались и от установленных ею нравственных норм. И теперь каждый имеет полную свободу считать нравственным или безнравственным все, что угодно, по своему усмотрению.

Однако религия в жизни общества не единственный источник нравственности. Вследствие того, что установленные когда-то ею нормы не учитывают многие изменения в обществе, произошедшие за тысячелетия христианства, источником новых норм стала культура. Великие деятели культуры прошлого в своих произведениях дали нам образцы нравственного подхода к проблемам рабства, равенства мужчины и женщины, ценности человеческой жизни, смысла ее, ответственности власти… На основании этого светское общество, не замечая различия культуры прошлого и современной, и сегодня предлагает нам в вопросах нравственности ориентироваться на культуру. Однако если в прошлом деятели культуры в своих выводах опирались на принципы религиозной морали, развивая их применительно к изменившимся условиям общества, то в современной культуре объявилось множество новых стилей искусств, не имеющих ничего общего ни с искусством прошлого, ни с религией. И, следовательно, если мы в своих нравственных поисках будем безоглядно опираться на культуру, не учитывая этого факта, то и здесь можем получить совсем не тот результат, на который рассчитываем. Так как же нам быть?

Почему-то считается само собой разумеющимся, что нормы нравственности не могут быть установлены законом. Составители Конституции поступили именно так, но тем самым доказали, что умолчание вопросов нравственности – лучший способ узаконить безнравственность. И потому вопреки существующему мнению наше заключение таково: нравственность должна стать законом, а источником ее – культура прошлого и религия (в нашем случае – христианское православие).

Вот практически все, что предлагает нам Конституция по вопросу воспитания человека и что мы думаем об этом. Можно перейти к выводам.
 

ВЫВОДЫ

Целью нашего рассмотрения Конституции было выяснить, можно ли на основе ее идеологии создать в стране общегосударственную систему воспитания человека, отвечающую национальным интересам. Завершая его, можем сказать, что такую систему построить пока невозможно и это обусловлено обнаруженными нами пробелами в ее идеологии. Судя по всему, Конституция нацелена на другую систему воспитания, которая, как мы убедились, внедряется в жизнь. Главная особенность ее – минимальный объем воспитательной работы и затрат на нее. Достигается это за счет исключения государства из участия в духовном развитии и обучении правилам поведения; фактически не участвует оно и в физическом развитии – это забота самих граждан, но при этом государство, как мы знаем, не жалеет средств на спорт, в том числе и профессиональный. Снижение затрат в образовании обеспечивается снижением требований к нему, в чем мы убедились на примере нового толкового словаря.

Содержание этой системы воспитания не соответствует нашим представлениям о ней и вот почему. Прежде всего она предполагает отсутствие государственной идеологии, что делает государство идеологически беззащитным пространством, на котором свободно расселяются самые разнообразные идеологии, в том числе и несовместимые с названными нами задачами воспитания.

Ограничивая государство в возможности исполнения некоторых функций, она фактически ослабляет власть. Власть, не способная поставить заслон негативному влиянию пропаганды, теряет доверие и уважение народа. А это в свою очередь создает благоприятные условия для манипуляции людьми.

Исключение из образования приобретения профессиональных навыков приводит к тому, что, закончив учебу, молодой специалист не имеет опыта применения знаний на деле. Этому он еще должен научиться, что позволяет работодателю диктовать ему свои условия.

Отказ государства от участия в духовном развитии человека означает разрыв одной из связей, соединяющих народ и власть, а от участия в физическом развитии своих граждан – ставит под вопрос задачу оздоровления нации, поскольку спорт ее не решает.

Отсутствие в Конституции понятия нравственности не дает возможности законодательно защитить народ от рекламы пошлости и прочей мерзости.

Абсолютная свобода СМИ и культуры в условиях глобализации и рынка гарантирует культурную деградацию общества. К тому же Конституция хотя и имеет в виду свою систему воспитания, но в ней нет никаких намеков на обеспечение такой деятельности соответствующими идеологическими материалами и создание необходимых организационных структур. Следовательно, переходя от выводов к предложениям, мы не должны забыть и об этой части проблемы.
 

НЕОБХОДИМЫЕ ПРАВКИ В КОНСТИТУЦИИ

На основании сделанных выводов, для решения поставленной нами задачи в Конституцию следует внести следующие поправки:

1. В статье 13 исключить п.2 как не соответствующий содержанию Конституции. Формулировки остальных пунктов статьи следует переработать исходя из факта существования государственной идеологии, определенной Конституцией.

2. Статьи Конституции о воспитании и его составляющих переработать с учетом понимания их, оговоренного словарем Ожегова и Шведовой.

3. Назвать всех участников воспитания: кроме родителей, это дошкольные и школьные учреждения, училища, ВУЗы, СМИ, культура и государство.

4. Ввести в Конституцию статью об ответственности всех участников воспитания за результаты их деятельности.

5. Ввести в Конституцию статью о существовании норм нравственности, дать общее понятие и назвать источники их.

6. Так как в стране создается единая система воспитания человека, статью 114, п. «в» сформулировать так: «обеспечивает проведение в Российской Федерации единой государственной политики в области культуры, науки, воспитания, здравоохранения, социального обеспечения, экологии».

После внесения в Конституцию перечисленных изменений, нерешенными остаются три вопроса:

– Свобода СМИ и культуры.

– Обеспечение работы по воспитанию учебными материалами.

– Организация работы по воспитанию.

Ниже следуют предложения по их решению.
 

СВОБОДА СМИ И КУЛЬТУРЫ

Существующее положение ничем не ограниченной свободы СМИ и культуры, обусловленное действующей Конституцией, в определенной мере решается введением в закон понятия нравственности и норм ее, обучения правилам поведения в обществе, но остается еще кое-что, с чем следует разобраться.

Главной особенностью культуры нашего времени является то, что в условиях глобализации и рынка она все более превращается в инструмент для управления поведением масс. Культура прошлого, ориентированная на стремление человека к высокому, что позволяло ей быть образцом нравственности и генератором выработки новых норм в постоянно развивающемся обществе, в современных условиях стала препятствием для внедрения в сознание людей новой идеологии, противостоящей прежним представлениям о культуре. С этой целью под лозунгами современности старательно пропагандируется необходимость по-новому взглянуть на нее. На деле этот пересмотр прошлого сводится к примитивизации искусства, снижению его духовного и интеллектуального уровня. Одновременно он сопровождается продвижением в массы видов и стилей искусств, обращенных к подсознанию человека, к его инстинктам, вследствие чего общий интеллектуальный уровень общества снижается, а культура постепенно превращается в свою противоположность.

Как видим, тот самый глобальный «инструмент», как мы назвали его выше, нужен вовсе не затем, чтобы сделать нашу страну передовой державой мира, а ровно наоборот. И, следовательно, если мы не можем прекратить деятельность тех, кто орудует этим «инструментом», то должны, по крайней мере, существенно ограничить последствия такой деятельности. Для этого имеются два пути решения проблемы.

Первый – это просвещение народа, т.е. один из элементов воспитания. Знание сути так называемого «современного» искусства уже само по себе ограничит воздействие его.

Второй – непосредственная борьба с такой деятельностью. Для этого нужно использовать главное свойство этого искусства – его противостояние искусству прошлому, или традиционному. Принципиально дело это довольно-таки несложное, чего не скажешь о его практическом осуществлении. Суть его такова.

Все обилие видов, стилей и жанров искусств следует разделить всего на два вида – культуру и контркультуру. Признак, по которому должно произойти это разделение – воздействие на психику человека. Все, что действует на человека положительно, т.е. рождает в нем душевный подъем, чувства доброты, вызывает стремление к творческой деятельности, желание мечтать, размышлять о смысле своей жизни и т.п., относится к культуре, т.к. это неизменное и обязательное качество ее. Такой культура была всегда, и в прошлом, и в настоящем. Все то искусство, которое действует на человека противоположно и, значит, отрицательно (именно оно и используется как оружие глобализации), относится к контркультуре. Выявленная таким образом контркультура выводится из культуры и отныне рассматривается только как вид коммерческой деятельности со всеми вытекающими из этого последствиями.

В отношении контркультуры могут быть приняты и запретительные меры в тех случаях, когда воздействие таких видов искусств или отдельных произведений на психику человека окажутся недопустимыми.

Культура остается тем, чем была всегда, и пользуется положенными ей «правами и льготами».

Со СМИ нужно поступить так же, как и с контркультурой. Они должны знать, что пропаганда культуры обществом одобряется, а пропаганда контркультуры может привести к потере прав и льгот, установленных законами для СМИ, и переходу их в ряды коммерсантов.

Вот так, действуя на названных двух путях, вполне демократично и справедливо, мы можем восстановить значение культуры в обществе и, не нарушая принципа свободы слова и творчества, не вводя цензуры, ограничить возможности внешних сил в их стремлении взять под свой контроль управление поведением человека в нашей стране.
 

ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАБОТЫ ПО ВОСПИТАНИЮ УЧЕБНЫМИ МАТЕРИАЛАМИ

В нашем прошлом государственная идеология была предметом, подлежащим изучению в сфере образования. В царской России это был Закон Божий, в СССР – Основы марксизма-ленинизма. Учебник по государственной идеологии должен быть разработан и в современной России. Он станет той живой связью, которая соединит власть и народ, ибо с его страниц с народом будет говорить она, разъясняя свое видение роли и места нашей страны в мире, ее устройство и принципы деятельности народа и власти во всех сферах государственного строительства, а народ, зная все это, сможет понять и оценить такие принципы, дать свои предложения и т.п. И чтобы такое произошло, нужно поступить так, как это возможно только в действительно демократическом государстве. Чтобы было яснее, что имеется в виду, приведем пример из производственной практики.

В технике существует такой порядок. Разрабатывая какое-либо изделие, проектировщик в итоге вместе с технической документацией представляет заказчику подробное описание его, включающее в себя все основные технические и эксплуатационные характеристики изделия, конструкцию, состав, внешний и внутренний вид и пр., а к этому описанию прилагается пояснительная записка, в которой дается объяснение, почему и как в проекте приняты описанные решения, обеспечившие изделию полученные свойства.

Конституцию можно рассматривать тоже как описание «нового изделия» – новой России, а вот «пояснительной записки» к нему нет. И если бы разработчики Конституции в свое время составили такую записку, объяснив, почему они приняли то или иное решение при формулировке статей ее, то их глазам предстала бы та самая государственная идеология, существование которой они отрицают, а граждане России смогли бы лучше разобраться, в какой стране им предстоит жить.

Теперь такой документ предстоит разработать. В нем нашей власти потребуется разъяснить и обосновать все статьи Конституции, рассказать, что за демократию мы строим, чем она хороша и почему, какие цели ставим перед собой, как они будут достигаться и т.д., и т.п. Он станет примером демократического общения власти с народом, где придется говорить начистоту, ибо обман и демагогия легко обнаружатся. Появление его одновременно активизирует политическую и общественную жизнь страны, успокоит сомневающихся и даст новую энергию всем остальным.

Для изучения его в системе образования он должен быть разработан в двух вариантах, для двух уровней образования – среднего и высшего, и дополнен анализом примеров из истории страны, который будет способствовать лучшему пониманию материала, патриотическому воспитанию учащихся, развитию в них инициативы политической, научной, деловой, творческой.

Эти два учебника обеспечат воспитательную работу по первой части системы воспитания, касающейся взаимоотношений народа и власти, и имеющей отношение к духовному развитию человека. Для второй части ее, включающей в себя все составляющие воспитания, должна быть создана уже серия учебников и пособий для учащихся и самих воспитателей, ведущих работу в дошкольных, школьных учреждениях, училищах, ВУЗах и др.

И последний вопрос: организация работы по воспитанию.

Как ни странно, до сих пор ни в Правительстве, ни в Госдуме и Совете Федерации, ни в Общественной палате нет подразделения, которое занималось бы вопросами воспитания в полном объеме. Они разбросаны по частям в разных ведомствах, и работа их может быть охарактеризована известной русской пословицей: «У семи нянек дитя без глазу». 18 лет существует новая Россия, но у нее так и не нашлось времени заняться этим делом. Выросло новое поколение молодежи, которое страна не удосужилась воспитать в должном духе, но которое не забыли «пепси», «клинское» и прочие самозваные «воспитатели». Такому положению способствовали и либеральные авторитеты из СМИ, утверждавшие, что государство никоим образом не должно участвовать в воспитании своих граждан, потому как «нет и не было в истории государства, которое занималось бы этим бескорыстно». Да, государство, как впрочем и все участники воспитания, включая и родителей, и этих «мудрых» либералов, не бескорыстно в таком деле. И потому в стране должна быть создана государственная структура, которая взяла бы под свой патронаж все вопросы воспитания. Возможно, это будет Министерство просвещения, которое в дополнение к воспитанию возьмет на себя еще и другие, ныне забытые функции – популяризацию знаний, пропаганду новейших достижений науки и техники и прочие подобные задачи.
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как мы убедились, для создания в стране рассматриваемой системы воспитания непреодолимых препятствий нет. Главная трудность состоит в том, что идеология Конституции не всегда отвечает нашим национальным интересам. И наверное так это и должно было случиться, поскольку Конституция составлялась в те годы, когда пришедшие к власти в стране либерал-реформаторы за советами по решению российских проблем слишком часто обращались к зарубежным специалистам. Продолжать жить по их советам становится уже невозможно.

Сегодня Россия ведет самостоятельную внешнюю политику, что привело к росту ее престижа на международной арене. Но эти результаты могут быть сведены к нулю, если не будут подкреплены успехами во внутреннем строительстве. Пора и во внутренней политике проявить волю и освободиться от тех пут, которые сумели навязать нам зарубежные советчики и отечественные либералы. И если Россия сумеет сделать это, любая задача окажется ей по плечу.

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.